в

Затрат много не понадобится: как россиянам и белорусам ощутить себя единой семьей

Скоро 2 апреля — праздник! А знаете ли вы, что мы отмечаем в этот день? Такой вопрос я задавал по обе стороны границы России и Беларуси. Ответа не получил. Хотя среди опрошенных были и производственники, и люди офисного труда, и военные, и преподаватели, и предприниматели, и блогеры. Одни удивленно округляли глаза, другие прикидывали самые неожиданные варианты, но ни один не назвал День единения народов Беларуси и России. А ведь именно в этот день в 1996 году был подписан исторический Договор об образовании Сообщества Беларуси и России, который лег в основу Договора о создании Союзного государства. Кстати, единственные, кто об этом вспомнил, были знакомые мне белорусский парламентарий и российский представитель союзных структур.

Затрат много не понадобится: как россиянам и белорусам ощутить себя единой семьей

Понятно, что мой самодеятельный опрос не был репрезентативным с социологической точки зрения, не охватил миллионы граждан, но выявил определенную тенденцию. Факт, что в общественном сознании пока не закрепились параметры такого праздника, как день единения двух братских народов.

Безусловно, все мы прекрасно понимаем преимущества и пользуемся благами Союзного государства, как-то: открытые границы, равные права граждан в некоторых социальных вопросах (медицина, образование, трудоустройство), общее экономическое пространство, совместная оборонная политика и даже наметившийся союзный роуминг. Однако мы не связываем все это с Днем единения, с нашим общим праздником, и в целом с Союзным государством. Речь про самоощущение людей, осознание себя частью единого пространства, уникальной интеграционной формы объединения. Точнее, это осознание есть «сверху» — на уровне президентов, парламентов, отдельных министерств и ведомств, властных структур двух государств. Но его нет «снизу» — в среднем звене, в элите.

Развал СССР в 1991 году породил на постсоветском пространстве разрозненную государственность в частях некогда единого организма. Ожил и расцвел национализм. Обособленность и даже территориальные претензии характеризовали то время после шока, пережитого еще недавно единым советским народом. Договор 1996 года между Беларусью и Россией — первая попытка хоть как-то склеить рассыпавшееся пространство. Рассыпались в одну секунду. По-настоящему склеиться не можем уже более четверти века.

До сих пор на официальном сленге белорусы и россияне остаются друг для друга «иностранцами». Под это еще с ельцинских времен заточено законодательство обеих стран, бланки регистрационных заявлений. Очаровательные работницы некоторых официальных учреждений не упустят случая надавить на эту болевую точку, стоящую рогатиной на пути осознания простыми гражданами союзной интеграции. Признаюсь, испытал шок, когда средних лет дама, сотрудница одного из миграционных отделов Минска, с каменным выражением лица назвала россиян иностранцами. А как же Союзное государство?! Там же, в коридоре этого ведомства, поляк, итальянец, литовец, швед, а с ними и граждане России томились в одной бескрайней очереди. Все мы иностранцы… Картина маслом! Это не единичный случай, такова практика. И в Москве, в свою очередь, белорусов причисляют к «иностранцам». Данное определение, звучащее из уст строгого чиновника, ранит душу, как оплеуха. Это словечко нас разводит похлеще атак агентов влияния, пытающихся разрушить союз двух стран с многолетней общей историей и выросших из одного корня.

Можно, конечно, поразмышлять о гармонизации и унификации законодательства, обретении правовой субъектности, которой не будет без конституционного акта, признающего Союзное государство, обсудить формирование единой гражданской идентичности и покопаться в других правовых загогулинах. Однако в этом направлении можно было бы уже давно сделать шаг вперед, без глобальных конституционных изменений и тем более финансовых затрат. Достаточно лишь изменить формально-бюрократический подход к важнейшей проблеме, где переплелись политика, идеология, межгосударственные отношения, единый цивилизационный код, мораль, этика, вековые исторические связи.

Проблема с «иностранцами» имеет скорее филологический оттенок, и ее легко решить, как это уже давно придумали в российских международных аэропортах, сделав для граждан Союзного государства отдельные рамки для прохода. Есть хороший пример на Минском тракторном заводе, когда при покупке экскурсионных билетов на завод граждане Союзного государства выделены в особую категорию. Так же и в миграционных и иных ведомствах России и Беларуси уже сегодня вполне по силам разделить потоки реальных иностранцев и граждан стран — участниц Союзного договора, заменить бланки регистрационных форм для братских народов и привести в соответствие прочие канцелярские штучки. А самое главное — каким-то чудесным образом довести до сведения работников государственных ведомств, СМИ, банков, коммерческих организаций, публично оказывающих услуги, чтобы они не шокировали россиян и белорусов, обращаясь к ним как к чужим. Граждан Евросоюза в подобных ситуациях не причисляют к иностранцам и не смешивают с русскими, китайцами, белорусами, казахами и другим, как они считают, туземным населением. Они европейцы! И это у них звучит гордо.

В союзном строительстве мы далеко продвинулись. Грандиозная работа проводится на уровне верхних эшелонов власти, лидеры России и Беларуси регулярно встречаются, решают стратегические задачи, задают темп работы и направление мысли интеграционных структур. Союзные органы, парламентское собрание, посольства обеих стран работают на пике своих возможностей, особенно сейчас. В промышленной сфере идет интенсивная кооперация. Ко всему прочему закладываются фундаментальные теоретические основы нашего союза. В 2023 году появилось первое российско-белорусское учебное пособие по истории Союзного государства. На высшем уровне не играют в «иностранцев» и подобную терминологию. Там все чаще звучит слово «братья», все делается для интеграционного скачка и нашего сближения. Не пора ли менять и канцелярский язык из 90-х? Ведь это все очень болезненно влияет на мировосприятие и подлинное единение граждан двух стран.

В СССР ощущение семьи было на всех уровнях. Развал сильно травмировал сознание и психику граждан, целых сообществ. Запад умело воспользовался этим и постарался расширить трещины в наших отношениях, доведя развод до пропасти на Украине. Как запустить обратный процесс? Концертов талантливого Шамана с «Песнярами», открытых границ, дешевого газа и даже общего ядерного оружия для этого мало. Чувство единой семьи не возникает по мановению волшебной палочки, под нажимом или со сменой настроений и желаний в верхах. Россию и Беларусь сейчас во многом скрепляют личные отношения наших лидеров — Владимира Путина и Александра Лукашенко, хозяйственный интерес. Но подлинное единение — это глубинный и очень хрупкий процесс. Он намного шире и должен овладеть массами.

Мы живем в других условиях, чем жили в СССР. Хочешь не хочешь, а сталкиваются государственные, национальные, бизнес-интересы, самосознание граждан, элит. Для того чтобы всех настроить на одну волну, требуется нечто наднациональное, общая большая скрепляющая идея. «Славянского базара» здесь явно мало.

У каждого государства на нашем пространстве своя жизнь, свои заботы, свои устремления и видение будущего. Но все это может рухнуть в одночасье. Только Союз, только Единение с большой буквы делает нас сильней перед вызовами времени. Спина к спине — это помогло нам выйти победителями в самой страшной войне с фашизмом в ХХ веке. Именно это на данном этапе должны сердцем прочувствовать граждане России и Беларуси, все наши братья и союзники на постсоветском пространстве. В разодранном противоречиями мире иначе не выжить. И дело даже не в экономических или каких-то других выгодах от нашего союза, а в самом акте объединения, в факте собирания наших земель в единое сообщество. Здесь важно осознание не масштабов, размеров территорий, природных богатств и количества населения, а сам принцип того, что на наших глазах рождается уникальная межгосударственная форма объединения. И важно, чтобы и другие отколотые кусочки некогда единого целого это осознали и к нам потянулись. День Единения должен стать красным днем календаря в умах и сердцах граждан двух стран.

Как этого добиться? Вопрос скорее гуманитарного толка. Затрат много не понадобится. Достаточно привести в боевую готовность, включить в процесс наши идеологические службы, общественные организации и творческие союзы, прессу, вузы, школы. Их задача поднять понимание нашего единства на щит. В СССР, образованном в 1922 году, ощущение семьи единой к 1941 году было уже несокрушимым.

Источник: www.mk.ru

Присоединяйтесь к нам в Google News, чтобы быть в курсе последних новостей
Love
Haha
Wow
Sad
Angry
Вы отреагировали на "Затрат много не понадобится: как россиянам и бе..." Только что