в

«Вхожу в сезон»: Туктамышева — о новой драме на льду, своем блоге и восхищении Косторной

«Вхожу в сезон»: Туктамышева — о новой драме на льду, своем блоге и восхищении Косторной После выступления на контрольных прокатах сборной России Елизавета Туктамышева рассказала «Газете.Ru» о постановке своей невероятно драматичной короткой программы, решении выступать на соревнованиях в сезоне-2023/24, создании видеоблога и тренерском опыте.

«Вижу в Косторной восхитительную парницу»

— Как у тебя настроение после контрольных прокатов?

— Я просто пока устала. Настроение отличное, потому что удалось показать новую короткую с хорошей стороны. Осталась довольна прокатами. Приехала сейчас снова в Сочи докатывать шоу. Тут солнце, +26°C, осталось только в себя прийти эмоционально (улыбается).

— Ты смотрела прокаты других фигуристов. Кто запомнился больше всего?

— Меня впечатлили Алена Косторная и Георгий Куница. Мне они безумно понравились.

Я соскучилась по катанию Алены. Я вижу в ней потенциально восхитительную парницу, которая может поднять эту пару на высочайший уровень.

Ребята идеально подходят друг другу. Алена такая харизматичная, с прекрасной осанкой, катанием. Все, что нужно для парницы, у нее есть. Теперь только работать, чтобы у них не терялась мотивация.

Я рада и за их тренеров, потому что они сделали хорошую работу, подобрали интересные образы. Особенно в произвольной [программе] — для меня открытие, что «Голодные игры» так прозвучали на большой арене. Это классный фильм, и Алена с Гошей прекрасно справились, учитывая, какое количество времени у них было для подготовки.

Еще очень рада, что вернулась Саша Степанова с Ваней Букиным. Они всегда прекрасно смотрелись на льду, это большое событие. Они же год пропустили, выглядели очень хорошо.

— Тебе самой сложнее было после трех месяцев в шоу снова выступать на почти соревновательном льду?

— Нет, было даже приятно почувствовать адреналин. На шоу все равно не то. Дискомфорта не было.

«Авербух добавил программе души, а детали прорабатывали с Федорченко»

— Какие были отзывы на новую короткую программу?

— Специалисты сказали, что получилась хорошая программа, всем понравилась. Не так много обсуждали, но то, что я слышала, — в основном положительные отзывы. Это безумно приятно.

— Платье как-то будет меняться?

— Возможно, будут какие-то доработки. Насчет того, чтобы совсем поменять… Будем смотреть по настроению.

— Кто придумал вытаскивать красную ленту в конце программы?

— Изначально мы хотели сделать чокер в виде розы, чтобы его снять и показать, что надежды уже нет. Не просто сделать жест руками. Потом идея с розой превратилась в идею с красной лентой, которая символизирует надежду и любовь. Мой дизайнер предложила вставить в платье петельки, из которых можно было доставать ленту. Все по чуть-чуть приложили руку к этому финалу: я, Артем Федорченко (хореограф. — «Газета.Ru» ) и дизайнер Гала Филатова.

— Это интересная деталь, которую больше ожидаешь увидеть в показательном выступлении.

— Не знаю, насколько это будет уместно делать на соревнованиях. Но я прекрасно понимала, что это контрольные прокаты, здесь еще можно так сделать, чтобы до конца показать образ. Возможно, для соревнований мы это как-то модифицируем.

«Вхожу в сезон»: Туктамышева — о новой драме на льду, своем блоге и восхищении Косторной
Александр Вильф/РИА Новости

— Как началось ваше сотрудничество с Артемом Федорченко?

— Я долго была на шоу в Сочи, Артем тут тоже был. На него тогда уже положил глаз Алексей Николаевич (Мишин, тренер Туктамышевой. — «Газета.Ru»). Я знала, что потенциально он хороший хореограф, добросовестный. Летом мы с Мишиным думали, что можно с ним сделать какую-то программу.

На шоу присутствовали и Илья Авербух, и Артем, у них получился хороший тандем. Илья добавил души, жизни за счет нюансов, за счет своего опыта. Он помог в плане оживления программы. С Артемом мы танцевали, придумывали начало, переходы, оттачивали руки.

Все детали прорабатывали с ним. Получилось очень неплохо, они дополняли друг друга.

У Ильи было не так много времени, а с Артемом получалось видеться каждый день. Нам удавалось вместе репетировать то, что мы поставили. Мне понравилось с ним работать: он очень ответственный, серьезно подходит к делу, очень переживает. Мне хотелось показать программу на прокатах так, как мы ее задумывали. Для Артема это было еще более важно, чем для меня (улыбается). Я рада, что это удалось. Он может стать очень хорошим хореографом.

«Вхожу в сезон»: Туктамышева — о новой драме на льду, своем блоге и восхищении Косторной
Александр Вильф/РИА Новости

— Как вообще удалось поставить программу? У вас же шоу почти каждый день.

— Мы нашли дополнительный лед, поставили программу, что-то отдельно танцевали в зале. Еще у нас есть раскатки перед шоу, на них я оттачивала постановку, а на шоу начала ее катать, чтобы уже почувствовать обратную связь от зрителей. Когда я показывала программу в Сочи, мне нравились ощущения, которые я испытываю от проката, от того, как зрители его воспринимают. Я боялась, что это все только из-за света, из-за того, что шоу. Но и на контрольных прокатах при свете получилось неплохо.

— На шоу у тебя было черное платье. Почему не оставили его?

— Все очень просто: это платье Жени Тарасовой, я его взяла, чтобы не было два одинаковых черных платья (смеется). Мне оно очень понравилось по фасону, мы сделали горлышко и на платье для короткой [программы]. Оказалось, что мне такое идет.

«Не будет так, что я больше не хочу, заканчиваю, до свидания»

— У тебя две драматические программы в этом сезоне. Не мешает, что настроение похожее?

— Это только первый год, когда так. У меня всегда были какие-то веселые, чаще всего две. Сейчас просто так сложилось. Мне понравилась музыка. Если есть ощущение, что она тебе подойдет, что ты с ней справишься, то надо брать. Мы не специально выбрали две такие постановки. У меня была совершенно другая идея, может быть, воплощу ее в показательном.

— Ты еще в конце августа говорила, что в короткой планируется «Кумпарсита». А через пару дней уже объявили, что будет новая постановка.

— Я не специально, это случайно (смеется). На тот момент я действительно думала, что мы делаем «Кумпарситу». Были идеи, как переделать показательную в короткую. Это было бы немного легче, чем поставить абсолютно новую программу. Но еще до этого Илья Авербух рассказал о песне «Небо я» и предложил сделать постановку. Я не стала сильно об этом задумываться, так как планировали поставить танго. А однажды вечером я просто поняла, что не нужно отбрасывать эту идею, послушала песню, осознала, что мне эта история даже больше нравится.

Танго в программах у меня уже было.

«Кумпарсита» выстрелила за счет того, что это был показательный номер со станком. Я побоялась, что в соревновательной программе она может померкнуть и превратиться в достаточно классическое танго.

Просто интервью, в котором я говорила о «Кумпарсите» в качестве короткой, и окончательный выбор программы разминулись в пару дней. Получилось, что как будто я решила всех запутать (смеется).

«Вхожу в сезон»: Туктамышева — о новой драме на льду, своем блоге и восхищении Косторной
Екатерина Лызлова/РИА Новости

— Ты говорила, что у тебя были сомнения насчет выступления на соревнованиях. Есть ли у тебя какой-то дедлайн, когда ты хочешь принять решение относительно этого?

— Я вхожу в сезон. Сейчас откатаю шоу, и у меня будет почти месяц, чтобы привести себя в форму, это достаточно много времени для меня. И на шоу я тоже не буду терять ту форму, которая есть, буду кататься тут ежедневно. В планах выступить на третьем и шестом этапах Гран-при в Красноярске и Москве.

— Ты обсуждала с Мишиным свои сомнения?

— Алексей Николаевич вряд ли может заставить меня что-то делать. Все идет от моих внутренних ощущений. Но если что-то произойдет, то я, естественно, буду с ним это обсуждать. Это наше общее дело, мы с ним давно вместе работаем. Не будет так, что все, я больше не хочу, заканчиваю, до свидания. Все будем решать в диалоге.

«Было интересно побывать в другой роли»

— У тебя было очень насыщенное межсезонье. Что запомнилось больше всего?

— Из всех мест, где я была, — Мексика. А там купание с акулами было самым эмоциональным для меня приключением.

— Ты как раз выпустила влог оттуда. И говорила, что для этого работала со специалистом. Почему тебе было сложно? Ты ведь даешь много интервью, в том числе на телевидении.

— Эмоционально это не сложно, но мне хотелось научиться это делать более профессионально. Когда ты даешь интервью, то обычно знаешь, какие вопросы можно ожидать, ты чувствуешь себя уверенно. А когда идет монолог, нужно что-то рассказывать, это другой навык и этому нужно учиться.

— Что самое ценное ты приобрела за время обучения?

— Я начала делать влог и записывать «кружочки», на тот момент стала более активной в социальных сетях. Это мне помогло: я увидела реакцию поклонников, появился приток новых людей, потому что им было интересно, что я записывала. Вадим Денисов (специалист по раскрепощению перед камерой. — «Газета.Ru») давал много разных советов по упражнениям, как избегать слов-паразитов, разных «ээ», как правильно делать паузы, как улучшить произношение. Это ценный опыт, но все будет работать при регулярной практике. У меня пока с этим проблемы (смеется).

— Ты говорила, что готовишь влог из Сочи.

— Да, записываю, все готово, нужно только смонтировать. Надеюсь, что тоже будет интересно. Монтировать мне помогают, это вообще не мое. Мне не хватает терпения все это смотреть, я не такой креативный человек (смеется). Тут нужны опыт и знания, а у меня голова от этого кипит.

— Ты занималась таким обучением с прицелом на будущее?

— Естественно с прицелом на будущее, не просто так. Если будут предложения, я буду к ним готова. А если не будет, то это все в целом полезно. Если будут какие-то встречи, где-то что-то нужно будет рассказать, этот опыт мне пригодится.

— Если вернуться к межсезонью, то ты была на нескольких сборах не только в качестве спортсменки, но и помогала Алексею Николаевичу Мишину как тренер. Как тебе такой опыт?

— Было интересно побывать на льду в другой роли. Мне понравилось, но это отнимает много сил, иногда больше, чем когда ты в качестве спортсмена. Не знаю, готова ли я стать тренером, но меня это заинтересовало.

— Тебе интересно именно работать над техникой или, может, захотелось поставить программу?

— Больше опыта у меня в работе над техникой, но, когда я ставила дорожку для одной спортсменки, мне тоже очень понравилось. Это креативный процесс, который мне знаком, где я хорошо знаю правила. Это была смесь креативности и логики движений. Вышло неплохо. Боюсь что-то говорить насчет целой постановки, но работать над частями программы мне понравилось.

— Не было сложностей из-за языкового барьера?

— Если ребенок знал английский, то проблем не было. Главное — знать фигурнокатательный английский: как называются технические элементы, как говорить о прыжках и скольжении. Нужно было привыкнуть говорить на другом языке. Все слова мы знаем.

Присоединяйтесь к нам в Google News, чтобы быть в курсе последних новостей
Love
Haha
Wow
Sad
Angry
Вы отреагировали на "«Вхожу в сезон»: Туктамышева — о новой драме на..." Только что