в

Валентин Козин: «Отсутствие сборной России бьет по всем, наша команда – это деньги»

— Валентин Иванович, вы вызывались в сборную Советского Союза из московского «Локомотива». В те времена попасть в сборную не из ЦСКА было очень сложно. Да, спартаковцы и динамовцы попадали в национальную команду, но зачастую тройками. Из скромного «Локомотива» вас также взяли звеном нападения?

— Да, тогда в сборной СССР было три тройки: спартаковская – Старшинов и братья Майоровы, армейская – Альметов, Локтев и Александров,  и динамовская – Юрзинов, Волков и Петухов. Четвертое звено было молодежное – Козин, Дроздов, Фирсов. 

Мы ездили своим звеном на все международные соревнования. Чаще всего в Канаду и Америку. Но со мной сложилась сложная ситуация. Анатолий Владимирович Тарасов пытался привлечь меня в армию.

— Как вам удалось избежать воинской службы?

— Я учился в институте, и у меня была военная кафедра. Два года Тарасов пытался привлечь меня в ЦСКА, но у меня в «Локомотиве» были партнеры, которые были не слабее Фирсова и Дроздова. В отместку за мое упорство Тарасов не взял меня на Олимпийские игры. Зато я дважды стал чемпионом мира среди студентов. Не многие имеют такой статус.

— Вы наверняка смотрели такой фильм как «Легенда №17». Что в фильме о тех временах  правда, а что вымысел? 

— Это очень хороший фильм. Там есть, конечно, определенные несовместимости и какие-то доигровки. Но в жизни так оно и было.

— Харламов, действительно, был таким уникальным человеком и хоккеистом?

— Про человеческие качества Харламова не могу ничего сказать. Но мало кто знает, почему его отправили в Чебаркуль (в ноябре 1968 года Тарасов откомандировал Харламова выступать за команду «Звезда» из этого города. – Прим. ред.). А дело было так — в конце сезона мы играли товарищеский матч между «Локомотивом» и ЦСКА и Тарасов дал задание Харламову столкнуться или подраться с нашим защитником.

Валентин Козин: «Отсутствие сборной России бьет по всем, наша команда – это деньги»

Но Валерий ничего этого не сделал — в молодые годы он был дохленький. Вот Тарасов и решил, что тот пока не подходит для команды, и что командировка в Чебаркуль станет для него хорошей школой жизни. Харламов попал в команду, где всем правили ветераны, которым ничего не надо было выигрывать. А Харламов хотел побеждать. В результате после сезона в Чебаркуле он вернулся в ЦСКА и раскрылся. 

***

— Кто из современных российских хоккеистов так же талантлив, как звезды тех лет?

— Сейчас сложно сказать. Все интересные хоккеисты пытаются куда-то уйти. Я считаю, что Никита Гусев – один из сильнейших игроков в России. Для меня он мастер, он может всё. Другое дело в том, что он немного медленный. Но мастерство есть мастерство. Мы играли Олимпийские игры в 2018 году. Гусев тогда забил две шайбы в тот момент, когда казалось, что все уже было проиграно. Это мастерюга. Не знаю, почему он не прижился в СКА.

— Играл бы Овечкин в первой или второй тройке в сборной СССР?

— Сложно сказать. НХЛ – это бизнес-лига. Там давали забить Гретцки, чтобы народ шел. Все решают деньги. Например, Канада предложила молодежным командам проводить чемпионаты мира раз в два года в их стране. И за это давала по одному миллиону долларов каждой федерации.  Они до сих пор продолжают идти по этой схеме. 

— Особенно сейчас по выручке и престижу бьет отсутствие нашей сборной на молодежном чемпионате мира.

— Отсутствие нашей сборной бьет по всем. И по Швеции, и по Финляндии, даже по Америке с Канадой. Не случайно же канадцы говорят, что на Кубке мира нужна сборная России. Сборная России – это деньги. Люди бизнеса — это не упустят.

***

— Если КХЛ сравнивать с НХЛ, то у нас все менее ориентировано на бизнес?

— Мы пока не дошли ни туда, ни сюда.

— То есть по уровню хоккея есть вопросы?

— В современном российском хоккее мало людей, которые могут что-то сотворить. Сегодня их можно по пальцам пересчитать.

— Голдобин из «Спартака» сейчас лучший бомбардир в КХЛ. Насколько вам нравится его игра?

— В «Спартаке» мне в целом нравится первое звено. Всегда, когда есть хорошее звено — есть конечный результат. Всё в хоккее решают первые звенья, так было и будет всегда.

— Какие команды вас еще удивляют в этом сезоне КХЛ?

— Мне нравится «Северсталь» и «Торпедо». Они играют в хоккей. У остальных команд беготни много, а игры мало. Пас отдают стоячему игроку, а если ничего не могут сделать, то просто вбрасывают в зону и борются. Это элементарные вещи, которые не интересны зрителю. 

— В этом плане вам и нравится «Северсталь»?

— Да. Сказывается работа Козырева и то, что заложил Разин. Или как сейчас играет Нижний Новгород. Хорошая команда. Но вообще, к молодым я отношусь не очень хорошо и с осторожностью. Нужно, чтобы хоккеист два года показывал хороший уровень и только тогда можно считать его состоявшимся.

Кто самый большой нереализованный талант?

— Пьяница — Николай Жердев. Он был мастером высочайшего класса, но пагубная привычка сгубила. Ничего не поделаешь.

— А кто был самым большим талантом из тех, с кем вы работали?

— Да много кто. Могильный, Ковалев, Жамнов, Зубов, Яшин, Николишин. Очень много ребят. Самое интересное, что Ковалева два года не брали в молодежную команду. С ним не хотели играть, потому что он никому не отдавал шайбу. Его взяли только на третий год, и сборная стала чемпионом мира.

— Для этого пришлось как-то убеждать остальных ребят, чтобы Ковалева взяли?

— Нет. Он сам изменил свое отношение к игре. Это все должно было самим собой прийти.

— Как вырос в классного игрока Каспарайтис, ведь в Литве никакого хоккея особо не было?

— Московское «Динамо» подсмотрело и выдернуло его. В Электронае (город в Литве. – Прим. ред.) работал русский парень, который предложил ему пройти просмотр в «Динамо».

***

— Вы назвали много фамилий. Большинство этих людей занимают значимые посты в российском хоккее. Вы общаетесь с кем-нибудь из них?  

— Общаюсь. Но дело в том, что Фетисов сделал серьезные ошибки, когда стал председателем Госкомспорта. Он назначил главными по детскому хоккею своих партнеров по пятерке — Крутова и Макарова. Они никогда не работали на аппаратных должностях. В конце концов, Сергей Макаров чуть под суд не попал. Сегодня – происходит тоже самое.

Валентин Козин: «Отсутствие сборной России бьет по всем, наша команда – это деньги»

Я не вижу хоккеистов в федерации хоккея России. В КХЛ есть – Алексей Морозов, Валерий Каменский, но у них нет еще опыта. Они набирают его по ходу. А, по идее, у них должен быть наставник. Я закончил играть в 1977 года и пришел в Федерацию хоккея СССР. Тогда там работали Григорий Мкртычан, Борис Майоров, Анатолий Кострюков, Андрей Старовойтов.

Проще говоря, из 10 человек семь или восемь были в недавнем прошлом спортсмены. Они передавали мне свой опыт. Я благодарен Вячеславу Колоскову за то, что он сделал из меня аппаратного работника. Он мне давал задания: «Поезжай в ЦСКА, поезжай в «Спартак», сделай то, привези это, напиши отчет». Постепенно я в эту чиновничью жизнь втянулся и занимал далеко не последние места в Федерации хоккея.

— В какой-то период фигура Вячеслава Ивановича Колоскова считалась чуть ли не нарицательной, но его заслуги в развитии футбола и хоккея отрицать нельзя. Они огромны…

— Да, и его признают во всем мире. Он член УЕФА и ФИФА. Для меня Вячеслав Иванович стал наставником. 

— Вы сказали про Бориса Майорова, но ведь и сейчас он есть в тренерском совете…

— Вы же понимаете, что он существует только на бумаге. Как такового его там нет. Тренерский совет ведь должен что-то решать, а сейчас развитие хоккея определяют другие люди.

— Алексей Жамнов сейчас неплохо работает со «Спартаком». Чувствуете, что в его воспитание вы что-то вложили?

— Ему нужен опыт. Вот есть Игорь Ларионов – грамотный парень. Поработал бы он в ФХР, узнал бы, что на местах где и как, тогда сейчас все по-другому оценивал.

— Он же с молодежной сборной России работал?

— А до этого его нигде не было. Надо было прийти и восполнить пробелы. Наверное, это проблемы не только нашего хоккея, но и других видов спорта. Всегда должен быть наставник. У Вячеслава Ивановича, кстати, был опыт воспитания и преподавания студентов.

***

— Вы длительный период были одним из лучших наших судей. Арбитраж Валентина Козина всегда был знаком качества. Что сейчас происходит в судейских делах?

— Чтобы судить, нужно поиграть в хоккей. Я когда был судьей-инспектором заходил в судейскую и спрашивал, кто из них поиграл в хоккей. Мне отвечали, что играли в молодежных командах. Но ведь они так не играли, а только учились. Команды мастеров – это другой уровень. В профессиональном хоккее же столько нюансов!

Я, например, два года судил первенство Москвы и Первую лигу, только после этого меня стали подпускать к работе в Высшей лиге. Я отсудил одну встречу, и стало ясно, что я дух игры понимаю. Нужно чувствовать его нерв. Бывает, что арбитр вроде был прав, но по ситуации нужно было поступить иначе.

Валентин Козин: «Отсутствие сборной России бьет по всем, наша команда – это деньги»

Например, первое в матче удаление. Обеим командам должно быть ясно, какой проступок совершен и как судья будет трактовать подобные эпизоды на протяжении всей игры. Если есть сомнения в нарушении, то лучше не свистеть. А, если уже взялся свистеть, то нужно гнуть свою линию весь матч.

Я по-настоящему начал судить в 37 лет. Это как раз после двух лет, которые я отработал в первенстве Москвы и Первой лиге. Таким образом, у меня было лишь семь лет для работы на высшем уровне – Высшей лиги, а затем Суперлиге. Это неправильно! Надо, чтобы судьями становились бывшие хоккеисты. Примеры – Андрей Старовойтов, Анатолий Сеглин, Николай Снетков, Алексей Гурышев. Все они судили хорошо, поскольку чувствовали игру. Не все же хоккеисты выступают до 33-35 лет, кто-то из-за травм вешает коньки раньше. Вот их и нужно привлекать в судейский корпус.

В межсезонье учебно-тренировочные сборы проходят у судей. Они играют в хоккей. Я порой смотрю это и хватаюсь за голову. Не то, что они не умеют играть, а такие решения принимают, что нет слов. Если такой судья не может оценить проступок хоккеиста, хочет ли он целенаправленно нарушить правила или случайно зацепил оппонента при попытке отобрать шайбу.

У нас в советское время, кажется, в ЦСКА был печальный случай. Молодой нападающий выполнял буллит, споткнулся о вратаря, ударился о борт – и умер. Хороший парень. Талантливый. Это хоккей. Нужно понимать, зачем делается тот или иной маневр.

— А что вам нравится или, наоборот, не нравится в современных правилах хоккея?

— Сейчас столько новых правил и поправок. Я бы сократил половину! Например, симуляция. И в советские времена были хоккеисты, которые картинно падали. Их действия оценивали по-разному. Я, к слову, всегда кричал таким: «Простудишься!»

Почему появилась симуляция? Идет последняя минута матча. Команда хозяев проигрывает и вдруг защитник гостей несильно дотрагивается до соперника и тот падает. Если рефери не дает малый штраф, то закипают трибуны – на лед летят монеты, зажигалки, стаканы. Вот, чтобы такие ситуации не возникали и придумали наказание за симуляцию. Но я бы его убрал. Я – судья. Я все вижу и мне решать, кого наказывать.

— Нижегородское «Торпедо» продвигает идею сыграть хоккейный матч на открытом воздухе на футбольном стадионе. Так играли раньше. Помнится, в 1957 году даже матч чемпионата мира по хоккею в Москве играли на открытом воздухе в «Лужниках»… СССР и Швеция.

— Я смотрел этот матч по телевизору. Кажется, мы не смогли его выиграть, хотя и вели со счетом 4:2. Это хоккей. Бывает и такое.

Матчи на открытом воздухе – больше шоу. Для рекламы. Уровень хоккея-то все равно пострадает. В таких играх главное – деньги, что подтверждает НХЛ. Да, это интересно для зрителей, но в первую очередь ценность таких игр именно в материальной составляющей.

***

— Расскажите, какую книгу вы написали, о чем она?

— Она состоит из восьми частей и называется «Хоккей. Уроки русского». На передней обложке изображен вратарь, а на последней – Александр Якушев, который стал символом советского хоккея после матчей с канадцами.

Эта книга о нашем хоккее. Каким образом он создавался и как популяризировался. За счет чего СССР стал главным в развитии хоккея во всем мире. Сначала мы отставали по технике и инвентарю, поэтому решили, что будем брать за счет физической силы. Мастера этого дела – Анатолий Тарасов и Роберт Черенков. О них в книге персонально и идет речь. Им посвящены главы.

Валентин Козин: «Отсутствие сборной России бьет по всем, наша команда – это деньги»

Также в книге рассказывается о популярности дворового хоккея, как происходит переход от молодежного хоккея к взрослому, почему юные таланты уезжают за границу. Кстати, одна из причин – лобби родителей. Они считают, что все дети должны играть в НХЛ.

— Многие сравнивают Анатолия Тарасова с Аркадием Чернышовым. Кто, по вашему мнению, как тренер был лучше?

— Это совершенно разные специалисты. Тарасов занимался подготовкой и «физикой». Чернышов – это голова. Он занимался тактикой, говорил: «Толя, хватит». Он корректировал действия Тарасова. Почему они сработались? Они стали тренерами сборной в 1962 году. Нас собрал председатель спорткомитета Романов – команду и тренеров. Зарплата у них была одинаковая, но поскольку Чернышов выигрывал ЧМ и Олимпийские игры, то будет значиться главным тренером. А Тарасов стал номинальным помощником.

При этом оба при представлении команды дали понять, что вместе работать не станут. Однако после церемонии их подозвал товарищ Романов и сказал: «Оставляйте партийные билеты и идите — думайте». Так вот они и решили, что сработаются вместе.

Будем надеяться, что российский хоккей поднимется. Положительные сдвиги есть. Примеры – то, как играет «Торпедо», «Спартак» и «Северсталь». Тот же Ларионов знает, как играть в хоккей. Нижегородцы не просто вбрасывают шайбу вперед, а понимают, как её нужно держать, куда отдавать передачу. «Бей-беги» постепенно уходит и думаю, что скоро окончательно сойдет на нет.

Присоединяйтесь к нам в Google News, чтобы быть в курсе последних новостей
Love
Haha
Wow
Sad
Angry
Вы отреагировали на "Валентин Козин: «Отсутствие сборной России бьет..." Только что