в

«У Галкина были шикарные условия»: легендарная Анжела Хачатурян рассказала о возрождении на ТВ популярнейшего шоу

В 90-е годы ее имя артисты произносили с придыханием. Анжела Хачатурян стала одним из родоначальников российского шоу-бизнеса. Она создатель и неизменный руководитель культовой программы «Телешоу 50х50», которая дала путевку в жизнь многим нынешним звездам. В самое ближайшее время Анжела планирует реанимировать легендарное в 90-е годы телешоу и вернуться в эфир. Говорит, что устала наблюдать за происходящим в шоу-бизнесе и считает, что нынешний ремейк «Полтинника» (так в артистической тусовке прозвали телешоу «50х50») может в корне изменить музыкальную палитру России. Поэтому, как в старые добрые времена, команда Хачатурян проводит кастинги среди молодых исполнителей и готовится к запуску проекта в медийное поле страны.

"У Галкина были шикарные условия": легендарная Анжела Хачатурян рассказала о возрождении на ТВ популярнейшего шоу

— Анжела, почему в свое время вы так резко ушли из эфира? Ваш рейтинг 12 лет никто не смог побить.

— Мы действительно были крутыми — за 12 лет 208 оригинальных передач по 60 минут каждая. Когда коммунистов сменили демократы, наше положение только улучшилось. Потому что демократы понимали: народу надо дать «конфетку». Показать, что грядущий капитализм дает равные шансы для всех. Поэтому помимо «50х50» у нас появился телевизионный конкурс «Хрустальный башмачок». Конкурсанты — талантливые дети из детских домов, школ-интернатов, многодетных и неполных семей, дети, чьи родители погибли при исполнении служебных обязанностей. Наши артисты их одевали, обували, красили и учили, как правильно передвигаться по сцене. Композиторы Николаев, Укупник, Чайка, поэтесса Лариса Рубальская писали для них бесплатно шлягеры. Лоза сам у себя в студии писал им фонограммы. Саша Кальянов, стоящий за пультом только у мегазвезд, безоговорочно ездил с нами на всякие конкурсы и самолично стоял за пультом, чтобы наши дети звучали. Рейтинг программы рос. Страна верила: у детей есть шанс. Награда победителей — бесплатное обучение в музыкальном училище. Они все состоялись в жизни.

Справедливости ради надо сказать, что благодаря телеканалу ТВЦ, принявшему «Утреннюю звезду» Юры Николаева, талантливые российские дети с периферии еще два года (!) могли продолжать мечтать о большой сцене. Кстати, именно тогда у многих артистов появились проблемы с алкоголем.

— Ну, проблемы с алкоголем, наверное, случались у артистов и раньше. У того же Жени Белоусова…

— Да вы что! Он вообще не выпивал! Многие артисты начали пить именно тогда, когда поняли, что все вокруг рушится. Произошла катастрофа. Производителям перестали платить за производство телепрограмм. У меня хранится письмо, подписанное первым заместителем генерального директора «ОРТ» Кириллом Игнатьевым, пришедшим вместе с командой Березовского создавать для народа «общественное телевидение». Так вот, в этом письме черным по белому было написано, что «телешоу «50х50» не может выходить в эфир на ранее подписанных финансовых условиях». Кто отказывался — их закрывали.

— Сегодня какая ситуация на ТВ?

— Теперь, слава богу, опять платят за производство производителям. Однако расценки, по которым производят программы для ТВ, на сегодняшний день завышены. Взять, к примеру, Галкина (признан иноагентом в РФ. — Авт.). Если, как утверждают знатоки, ему действительно платили 25 миллионов за четыре эфира и репетиции, то это баснословно дорого. Он таких денег не стоит. Объявите открытый тендер, и вы убедитесь, что я права. Придут артисты и лучше, и дешевле.

— Насколько наше телевидение зависит от Запада?

— Большая часть музыкально-развлекательного контента национальных российских телеканалов, производимого на деньги российских налогоплательщиков, — это зарубежные недешевые франшизы: «Ну-ка, все вместе!» является франшизой английской All Together Now, «Голос» — франшиза The Voice of Holland («Голос Голландии»), придуманного голландским продюсером Джоном де Молем. «Фабрика звезд» — лицензионная калька телешоу Fame Academy, запущенная по миру голландской компанией Endemol. Это реалити-шоу опять сейчас запускают на ТНТ. Благодаря западной франшизе на национальных каналах звучат в основном песни на английском языке. За которые по закону нужно платить «роялти» иностранным авторам. Правды ради справедливости замечу, что советским песням нашлось место в вернувшейся на Первый канал передаче «Угадай мелодию».

— А почему Галкину (признан в РФ иноагентом — ред) платили так много за съемки?

— Одна из причин, думаю, — влияние Пугачевой. Она могла сказать: «Если Галкин будет в эфире — приду и я». Не случайно второй сезон музыкального шоу «Две звезды», известной французской франшизы Just the Two of Us (англ.), на Первом канале вели Пугачева и Галкин. В свое время она и нашим режиссерам так говорила. «Челобанов будет в «Полтиннике» — я приду». На что я ей ответила: «Если он согласен участвовать в конкурсе молодых исполнителей наравне со всеми, тогда пожалуйста. А там как страна проголосует, так и будет. Я не обещаю ему победу». Всегда чувствующая ситуацию на рынке Пугачева согласилась. Она достаточно долго сотрудничала с телешоу «50х50» — пела и даже в качестве соведущей проводила с Минаевым и Веселкиным финал на Большой спортивной арене в «Лужниках».

— Получается, у Галкина в России было все?

— У него здесь были шикарные условия для творчества. А сейчас какое творчество? Пусть попробует там поработать — в Израиле война. Яркий пример, как им там не сладко, — афиши наших «звезд», развешанные на… Брайтоне на английском языке (!). Я хохотала до икоты, когда мне их прислали. Но концерты наших незаменимых отменяют даже в самой недружественной России стране… США.

— Почему, говоря о нашем отечественном шоу-бизнесе, вы всегда употребляете словосочетание «так называемый»?

— Уровень нашего шоу-бизнеса показал сначала ковид: первыми, кто кинулся обивать пороги начальственных кабинетов, добиваясь материальной поддержки государства, были наши «суперстар»! А общую картину разложения смогли увидеть благодаря СВО. Они, обласканные государством, живущие значительно выше уровня среднего москвича, спокойно разъехались, когда их Отечеству остро потребовались их поддержка. Теперь эти без роду и племени люди собираются обратно. Не смогли своим талантом заработать себе и детям на привычный бутерброд «с черной икрой» за пределами России. Заметьте, за два года никто из королей российского шоу-бизнеса, из тех, кто уже рвется обратно, не запустил и не реализовал ТАМ ни одного творческого проекта. Им, свободно говорящим и поющим по-английски, никто даже близко не предложил денег, соответствующих их российским баснословным гонорарам.

Так о каком шоу-бизнесе в России можно говорить серьезно? Не смешите мои тапочки, как говорят корейцы, которые действительно создали мощную музыкальную индустрию, звезд которой на свои праздники приглашают английские короли.

— Многие предлагают вновь ввести худсоветы.

— Худсоветы ничего не решат. Думаю, именно Минцифры должно взять под контроль музыкальную политику на всех медиаресурсах страны, вне зависимости от того, кому они принадлежат. Но прерогатива на определение принципов вещательной политики должна вернуться и оставаться у государства.

— Как бы вы на месте государства решали возникшую проблему? По первому образованию вы юрист, после ГИТИСа защитили диссертацию по теме «Шоу-бизнес как явление социальной жизни».

— Вместо худсоветов при Минцифры России с участием Минкультуры, на мой взгляд, правильнее было бы создать Государственную комиссию по этике и репертуарной политике, наделенную широкими полномочиями. Первое, что я рекомендовала бы сделать, — ввести «систему квот», прежде всего на вещание контента на иностранном языке. Может, хоть тогда российские исполнители перестанут петь на английском, а каналы — платить «роялти» западным авторам. Ввела бы обязательную квоту на детское музыкальное вещание, народную музыку (в современной обработке).

Помимо квот разумно запуск на федеральных телеканалах всех конкурсных проектов, «ищущих таланты», осуществлять только на основе «национального паспорта», выдаваемого Госкомиссией по репертуарной политике и этике.

Я бы вообще на производство всех массмедийных музыкальных проектов на федеральных каналах рекомендовала государству проводить открытые творческие тендеры. Именно Государственная комиссия, а не каналы-вещатели, должна открыто объявлять тендеры среди производителей на производство топовых музыкальных проектов национального значения: новогодние огоньки, праздничные трансляции, конкурсы и фестивали.

Так в искусство вернется главный двигатель его развития — принцип равного шанса на успех в жизни и реализацию своих способностей одаренной творческой молодежи России. Вот тогда и вернется здоровая конкуренция между продюсерскими центрами. Цены рухнут на производство, как обрушатся баснословные гонорары ведущих и других медиаперсон, работающих в эфире. Это уже даже не смешно. Нам недружественные страны на примере артистов-иммигрантов показали реальные рыночные цены.

— Сейчас даже такой топовой легендарной передаче сложно будет возвращаться: все ниши поделены.

— Возвращаться всегда трудно. Не к месту возвращаемые легенды часто превращаются в бесполезные мифы. Поэтому, прежде чем вернуться, мы изучили досконально сегодняшнее состояние так называемого российского шоу-бизнеса. Систему формирования плей-листов на цифровых платформах. Фокус-группы среди различных возрастных категорий слушателей в разных городах России помогли нам придумать совершенно другую систему голосования в эфире, разработать уникальную сетку вещания.

Источник: www.mk.ru

Присоединяйтесь к нам в Google News, чтобы быть в курсе последних новостей
Love
Haha
Wow
Sad
Angry
Вы отреагировали на "«У Галкина были шикарные условия»: ле..." Только что