в

«Так захотел народ». Был ли распад Советского Союза неизбежен

"Так захотел народ". Был ли распад Советского Союза неизбежен

Галия Ибрагимова. Тридцать лет назад Михаил Горбачев стал президентом Советского Союза, КПСС утратила монополию на власть, но реформы не удержали от распада. Тысяча девятьсот девяностый начался с вооруженных столкновений между Азербайджаном и Арменией из-за Нагорного Карабаха. Дальше — больше: о независимости объявили Прибалтика, Узбекистан и Молдавия. Парад суверенитетов захлестнул и российские регионы. РИА Новости вспоминает последний год существования СССР.

Положение безвыходное

Второго января на заседании Политбюро Михаил Горбачев поставил вопрос ребром: «Тысяча девятьсот девяностый должен решить — быть или не быть перестройке». Курс по ускоренному социально-экономическому развитию проводили уже пятый год. Но ситуация не улучшалась.

Формально доходы советских людей росли, но товаров в магазинах не прибавлялось. То немногое, что было на полках — хлеб, сахар, макароны, — раскупали молниеносно. В дефиците обвиняли Горбачева.

«Зерна нет, валюты нет, положение безвыходное», — отчитался перед Политбюро председатель Совета министров СССР Николай Рыжков.

На Съезде народных депутатов призывали менять не только политическую систему, но и экономическую. Но Горбачев опасался, что рыночные реформы ускорят развал страны.

«Главное завоевание перестройки — демократия и гласность», — повторял генсек, когда речь заходила о проблемах в экономике.

В мае продукты начали выдавать по карточкам. Люди запаниковали.

«Как допустили?»

В 1990-м из Конституции исключили статью шестую — о руководящей роли КПСС. Появились новые партии и должность президента, которую занял Горбачев. Он рассчитывал укрепить положение, но получилось иначе.

Вслед за Москвой президентский пост ввели Узбекистан и Казахстан. Лидеры национальных окраин открыто обсуждали выход из Союза.

«Как вы допустили? Без совета, консультаций, явочным порядком в Узбекистане избирается президент?» — недоумевал Горбачев.

«Так захотел народ», — ответил руководитель местной Компартии Ислам Каримов. Позже именно он и возглавил республику.

Ситуацию решили не обострять. В Москве помнили о столкновениях в Ферганской области между узбеками и турками-месхетинцами летом 1989-го. Зачинщиков не нашли, но стало очевидно: национальные окраины требуют большей самостоятельности.

В июне 1990-го вооруженный конфликт между узбеками и киргизами вспыхнул в Оше. Погибли больше тысячи человек.

Но Средняя Азия — не первый советский регион, где возникли национальные проблемы. О выходе из СССР говорили на Кавказе и в Прибалтике.

В Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) в составе Азербайджанской ССР это привело к войне. Карабахские армяне считали, что Баку уделяет региону мало внимания. В 1987-м зазвучали призывы отдать территорию Армении. Ереван настаивал, что Арцах — исторически армянская земля. Но Азербайджан не хотел уступать.

В феврале 1988 года в Сумгаите случилась трагедия: местных армян грабили, убивали, их дома поджигали. В январе 1990-го столкновения на этнической почве начались в Баку. Между Азербайджаном и Арменией разразилась война.

«Первой горячей точкой в «Союзе нерушимом» стал Карабах. Война запустила процесс распада СССР», — пишет в книге «Черный сад» Томас де Ваал, исследователь карабахского конфликта.

Об отделении настойчиво заговорили и в Грузии. Этому предшествовали события 7 апреля 1989 года. Жители республики вышли к Дому правительства и потребовали независимости. Военные силой разогнали митинг, в давке погибли девятнадцать человек.

В июне 1990-го суверенитет провозгласила Молдавская ССР, взяв курс на сближение с Румынией. Приднестровье воспротивилось и объявило о выходе из состава республики. Разногласия молдавских властей с Тирасполем в 1992 году переросли в войну. Конфликт заморозили, но статус региона до сих пор не определили.

"Так захотел народ". Был ли распад Советского Союза неизбежен

Поступить с Вильнюсом, как с Прагой

Горбачев осознавал, что СССР трещит по швам, но не хотел с этим мириться. Зимой 1990-го он прибыл в Литву, где власти готовились объявить о суверенитете. На встрече с жителями Вильнюса «отец перестройки» предложил «дать шанс советской федерации». Однако люди потребовали «полной независимости».

«В большой советской семье Литва стала развитой страной. Россия продает вам хлопок, нефть, сырье и не за твердую валюту», — обратился Горбачев к народу.

«У Литвы была твердая валюта до войны. Вы отняли ее у нас в 1940 году», — парировал рабочий в толпе.

Горбачеву предлагали силой удержать Прибалтику. «Три полка заблокируют лидеров сепаратистов, а коллаборационисты пригласят наших военных», — убеждал генерал армии Валентин Варенников. Но Горбачев рассудил: «план поступить с Вильнюсом, как с Прагой в 1968 году», не пройдет.

В марте Литва провозгласила независимость и первой вышла из состава СССР. Через месяц о суверенитете объявили Латвия и Эстония. Москва в ответ прекратила поставки в Прибалтику нефти и газа. Через три месяца экономической блокады литовские власти ввели мораторий на «Акт о независимости». Но вернуть Балтийские страны не удалось.

В январе 1991 года в Вильнюс вступили советские военные. Горбачев выдвинул Верховному Совету Литвы ультиматум: «отозвать антиконституционный акт о суверенитете». Бойцы «Альфы» заняли госучреждения и штурмовали телебашню. В уличных беспорядках погибли пятнадцать человек.

События в Литве возмутили западных политиков. От Горбачева отвернулись и многие сторонники на родине. Тот переложил ответственность на военных. Но точка невозврата была пройдена: Прибалтику потеряли.

«Берите суверенитет, сколько проглотите»

Парад суверенитетов прошел не только по союзным республикам. О выходе задумались и автономные области. Впрочем, моду задавала сама Россия.

Двенадцатого июня председатель Верховного Совета Борис Ельцин подписал Декларацию о суверенитете России. Документ оговаривал приоритет российского законодательства над союзным. Началась «война законов». Горбачев требовал строгого следования нормативно-правовым актам СССР. Ельцин отказывался подчиняться и привлекал на свою сторону руководителей окраин.

«Берите столько суверенитета, сколько сможете проглотить», — обратился он к руководителям автономных республик.

Карельская, Татарская, Удмуртская, Якутская, Бурятская, Башкирская, Марийская, Чувашская автономные советские социалистические республики, Чукотский, Ямало-Ненецкий, Горно-Алтайский автономные округа, Адыгейская автономная область и Коми провозгласили независимость. Кремль увидел в этом угрозу распада не только Союза, но и России.

Серьезные опасения вызывала ситуация в Татарской ССР. Тридцатого августа Верховный Совет автономной республики принял Декларацию о суверенитете. На 1992-й запланировали референдум. Заговорили о собственной конституции.

«Татарстан мог создать опасный прецедент. Казань выдвигала политические требования, связанные с новым пониманием федерализма, — вспоминал участник переговоров, бывший замминистра экономики и финансов Андрей Нечаев. — Татарские власти заявляли, что нефтедобыча и химпроизводство нанесли удар по республике. Требовали делить нефть по-другому. Иначе, подчеркивали, выход из состава России неизбежен».

Татарстан убедили остаться и пообещали не забирать у региона половину добываемой нефти. Но едва договорились с Казанью, о суверенитете объявила Чечня. Переговоры с главой республики Джохаром Дудаевым провалились. Через несколько лет началась первая чеченская война.

Восьмого декабря 1991 года Борис Ельцин, Станислав Шушкевич и Леонид Кравчук подписали Беловежские соглашения. Вместо огромной страны под названием Советский Союз на политической карте мира появилось пятнадцать независимых государств.


Источник: ria.ru

Присоединяйтесь к нам в Google News, чтобы быть в курсе последних новостей
Читайте нас в соц.сетях Одноклассники Вконтакте
Love
Haha
Wow
Sad
Angry
Вы отреагировали на "«Так захотел народ». Был ли распад Со..." Только что

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.