в

Ракетный крейсер «Варяг» и фрегат «Маршал Шапошников» спешат на подмогу хуситам

Ракетный крейсер «Варяг» и фрегат «Маршал Шапошников» спешат на подмогу хуситам

Это внешне не слишком примечательное, казалось бы, сообщение пресс-службы российского Минобороны может оказаться анонсом нового крайне серьезного обострения обстановки в Красном и Аравийском морях, а также в районе Баб-эль-Мандебского пролива.

Суть дела: 14 февраля наше военное ведомство заявило, что отряд ударных боевых кораблей Тихоокеанского флота в составе гвардейского ракетного крейсера «Варяг» и фрегата «Адмирал Шапошников», вышедший из Владивостока три недели назад, преодолел Малаккский пролив и вошел в Андаманское море (Индийский океан). Ни о дальнейшем маршруте перехода, ни о его конечном пункте назначения не сообщается вообще ничего. Сказано лишь крайне туманно, что тихоокеанский отряд «продолжает переход по плану дальнего морского похода».

Но в этой связи, полагаю, полезно вспомнить информацию интернет-издания «Военное обозрение», распространенную еще 5 февраля 2024 года со ссылкой на иранское агентство «Мехр Ньюс».

Публикация, в свою очередь основанная на заявлении главкома ВМС персов контр-адмирала Шахрама Ирани, сделанном на военно-морской базе в Манджиле, озаглавлена «Возможный ответ на учения НАТО»: Россия, Китай и Иран проведут совместные военно-морские маневры». Причем, как указано адмиралом персов, маневры начнутся в ближайшие недели.

Что еще важно: по данным «Мехр Ньюс», иранский контр-адмирал заявил о том, что к участию в военно-морских маневрах приглашены и некоторые другие страны. В Сети уже появились предположения экспертов, что в той или иной мере в предстоящих совместных маневрах может принять участие Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты. Правда, официального подтверждения и этой информации пока нет.

Где именно вскоре будет сформирована такая, в любом случае, несомненно, крупная корабельная группировка? В каком точно составе? Каково будет представительство в ней каждой из стран-участниц? Наконец, каков окажется характер отрабатываемых учебно-боевых задач? Об этом официальных сведений пока не имеется.

Но мы, считаю, вправе полагать, что наши «Варяг» и «Маршал Шапошников» из Владивостока отправились не куда-нибудь, а именно на те, предполагаемые пока межнациональные военно-морские учения.

Потому что исходя из нынешней международной обстановки и перечня стран, проявивших заинтересованность в проведении крупных маневров, районом их проведения почти наверняка станет та часть Индийского океана, что прилегает к Баб-эль-Мандебскому проливу.

Иначе говоря — к на глазах до бела раскаляющейся «горячей точке», над которой едва ли не ежедневно пролетают запускаемые хуситами с йеменских берегов по торговым судам, связанным с США, Британией и Израилем, ударные беспилотники и крылатые ракеты. И где, тщетно пытаясь предотвратить сокрушительные для мировой торговли нападения, крейсирует самая крупная за последние десятилетия в Мировом океане корабельная группировка стран НАТО во главе с американским атомным авианосцем «Дуайт Эйзенхауер».

Кроме штатовского атомного авианосца, в ее составе пока эсминцы УРО «Карни», «Леонард Ф. Мейсон» и «Томас Хаднер», атомная многоцелевая подводная лодка «Огайо» (ВМС США), фрегаты «Эльзас» и «Лангедок» (ВМС Франции).

До недавнего времени там же нес боевую службу еще и британский эсминец «Диамонд». Но он, предположительно получивший серьезные боевые повреждения в бою с хуситскими ракетами, уже отправлен на родину. В наверняка долгий ремонт. Но внушительнейшая смена ему уже на подходе.

В обозримой перспективе НАТО планирует развернуть в том же беспокойном регионе еще сразу еще три авианосца — французский атомный «Шарль де Голль», итальянский «Кавур» и британский «Принц Уэльский». Курсом на Красное море 8 февраля из Вильгельмсхафена вышел германский фрегат «Гессен». А через пару месяцев туда же Берлин обязался подогнать и другой свой фрегат — «Баден-Вюртемберг». А также корабль боевого снабжения типа «Берлин».

Таким образом, объединенные военно-морские силы Запада в регионе приобретают по-настоящему глобальный характер. А что же мы?

В благословенные для нашего флота советские времена Москва точно не позволила бы такой вражьей мощи ни на день оставаться без надежного присмотра в лице нашей 8-й «Индийской» оперативной эскадры (опэск), существовавшей в этих водах с 1974 года.

Эскадра формировалась, главным образом, за счет Тихоокеанского флота ВМФ СССР. Но в особо сложные периоды регулярно пополнялась кораблями Северного и Черноморского флотов. Зона ответственности — от берегов Эфиопии до Владивостока.

А главной задачей 8-й опэск было противостояние 7-му флоту ВМС США в Индийском и Тихом океанах. Что успешно и осуществлялось до 1992 года, когда во времена грязно пенившейся нашей горбачевско-ельцинской смуты эскадра была расформирована директивой Главного штаба ВМФ России.

Тогда казалось — навсегда. Теперь так не кажется. Но ставшие достаточно хлипкими за минувшие десятилетия боевые возможности Тихоокеанского флота России не позволяют Москве и думать о восстановлении в Индийском океане чего-то подобного 8-й опэск. Однако логика военно-политических событий там и на прилегающем Ближнем Востоке заставляет искать хоть какие-то выходы.

Похоже, в последние годы такой выход, наконец, нащупан. Как выясняется, он лежит в во многом совпадающих военно-политических интересах России, Китая и Ирана в регионе. Осознание этого факта сразу в Москве, Пекине и Тегеране привело к тому, что в 2019 году в Оманском заливе и в северной части Индийского океана (Аравийское море) состоялись первые крупные военно-морские учения боевых кораблей всех трех перечисленных стран. Названы они были «Морской пояс безопасности 2019». Или просто CHIRU-2019 по первым буквам названий стран-участниц. Девиз — «Вместе за мир и безопасность».

С тех пор серия межнациональных флотских маневров стала ежегодной и достаточно представительной.

Скажем, в 2022 году с российской стороны в очередных CHIRU участвовал уже упомянутый гвардейский ракетный крейсер «Варяг», большой противолодочный корабль «Адмирал Трибуц» и большой морской танкер «Борис Бутома». От Китая — эсминец УРО «Урумчи» и корабль комплексного снабжения «Тайху». От Ирана — ракетный катамаран «Шахид Назери», легкий фрегат «Джамаран» и ракетные катера разных типов.

Спустя год, уже в «Морском поясе безопасности 2023» был задействован наш первый в мире носитель гиперзвуковых крылатых ракет — головной фрегат «Адмирал Горшков» (Северный флот) совместно со средним морским танкером «Кама». Пекин прислал эскадренный миноносец «Нанжинг». Тегеран — фрегаты «Саханд» и «Джамаран», корвет «Баяндор» и другие корабли.

Нетрудно заметить, что традиционное время учений серии «Морской пояс безопасности» в Индийском океане проведения конец зимы- март. Очевидно, это продиктовано особенностями графиков боевой подготовки всех трех флотов.

Но на сей раз, естественно, резоны куда посерьезней. Вероятно, это простое совпадение, но, как уже сказано, как раз к концу зимы-2024 военно-политическая обстановка вокруг Красного моря, Баб-эль-Мандебского пролива и Ближнего Востока в целом накалилась настолько, что России, Китаю и Ирану не реагировать на это просто невозможно. Иначе и без того давно лихорадочно закусивший удила Запад обнаглеет еще больше.

Вот мы и реагируем, снарядив в дальний поход «Варяга» и «Маршала Шапошникова». Двух самых мощных на сегодня надводных ударных кораблей Тихоокеанского флота. Других, сравнимых с этими двумя, на ТОФе у нас пока нет.

Что касается «Варяга», то с ним, надеюсь, мало-мальски интересующимся флотской тематикой все понятно. Такие крейсера еще во времена СССР строились именно как «убийцы авианосцев». Для чего первые два крейсера серии оснащались каждый 16 противокорабельными крылатыми ракетами П-500 «Базальт» (максимальная дальность стрельбы 550 километров, вес боевой части в обычном снаряжении — до тонны, в ядерном — 350 килограмм). А начиная с «Варяга» — тем же количеством еще более дальнобойных П-1000 «Вулкан» (дальность боевого применения комплекса увеличена до соответствующей величины).

Куда более значительны перемены, которые в последние годы произошли с «Маршалом Шапошниковым». Прежде обычный большой противолодочный корабль проекта 1155 (типа «Удалой»), он был неплохо приспособлен к охоте на субмарины, но почти совершенно лишен ударных возможностей по берегу и надводным кораблям противника. Что, как вскоре выяснилось, было основным недостатком представителей этой серии.

Исходя из этого, первым среди собратьев-«удалых», «Маршал Шапошников» был поставлен в завод на решительную модернизацию. И к 2021 году вместо старого противолодочного ракетно-торпедного комплекса УРК-5 «Раструб-Б» получил 2×8 универсальных пусковых установок 3С14 для знаменитых крылатых ракет типа «Калибр», «Оникс» и еще более грозных гиперзвуковых «Циркон».

Каких больше? Каких меньше? Набор — любой. В зависимости от задач и конкретной ситуации в районе боевых действий.

Для ведения морского боя с надводными кораблями противника на сравнительно небольших дистанциях «Маршалу Шапошникову» придали дополнительно еще и восемь пусковых установок крылатых ракет комплекса 3С24 «Уран». Получился прекрасный ударный фрегат, не уступающий в мощности ракетного залпа тому же крейсеру «Варяг». А возможно — и превосходящий его по этому показателю.

Сейчас процедуру такой же модернизации на Дальнем Востоке проходит большой противолодочный корабль «Адмирал Виноградов». Но по плану снова в море он выйдет не ранее 2025 года. Поэтому на сегодня грозить натовской эскадре у Баб-эль-Мандебского пролива с Тихого океана нам больше нечем. Все, что наскребли по дальневосточным сусекам российскими адмиралами, похоже, уже брошено в неспокойный регион.

Посмотрим, что для формирования «Морского пояса безопасности 2024» выставят Китай с Ираном. Если подтянутся еще и саудиты с представителями Эмиратов — будет просто отлично. Экипажу «Дуайта Эйзенхауэра» с его почти неисчислимой разноплеменной эскадрой станет не до спокойного сна.

И еще нельзя не отметить: впервые босоногие хуситы, до сих пор почти в одиночку наводящие оглушительного «шороху» на столбовой дороге мировой торговли, получат столь внушительное флотское подкрепление со стороны моря от трех крупнейших мировых держав.

Получается: хочешь-не хочешь, но эти арабские храбрецы де-факто станут не просто еще одной стороной предстоящих многонациональных маневров. Но и, без преувеличения, — важнейшей составной частью того, что скоро здесь будет происходить.

Потому что без учета боевого потенциала ракетных установок хуситов картина предстоящего учебного сражения при Баб-эль-Мандебском проливе окажется слишком неполной. Как, впрочем, и без учета разведывательных возможностей и потенциала тылового обеспечения китайской военно-морской базы в Джибути, на противоположном от Йемена, африканском берегу пролива. Открытой совсем недавно, в 2017 году.

Если не учитывать всего перечисленного, но наверняка политкорректно не указанного в легенде предстоящих учений, — и сами маневры союзников окажутся слишком далекими от военно-политической реальности. А нам это нужно? Значит — учтем и хуситов.

Сергей Ищенко

Присоединяйтесь к нам в Google News, чтобы быть в курсе последних новостей
Love
Haha
Wow
Sad
Angry
Вы отреагировали на "Ракетный крейсер «Варяг» и фрегат «Маршал Шапош..." Только что