в

«Поцелуй с Тодоренко? Супруга привыкла, что я катаюсь за руку с девушкой, у нас никогда нет проблем»

«Поцелуй с Тодоренко? Супруга привыкла, что я катаюсь за руку с девушкой, у нас никогда нет проблем» Серебряный призер Олимпийских игр в Пхенчхане по фигурному катанию Александр Энберт в беседе с «Газетой.Ru» рассказал о выступлениях на «Ледниковом периоде» в паре с Региной Тодоренко, о сценическом поцелуе и самой опасной поддержке, а также оценил, как Анна Щербакова дебютировала в роли ведущей. Кроме того, Энберт объяснил, почему считает Елизавету Туктамышеву победительницей чемпионата России наряду с Софьей Акатьевой, как показательный номер в образе вампирши Уэнсдей Аддамс поможет Камиле Валиевой раскрыть себя в будущем и почему у него есть вопросы к справедливости золота Евгения Семененко и серебра Петра Гуменника.

— У фигуристов январские праздники — очень напряженная пора. Сколько дней вы отдыхали?

— Да, график был напряженным, но, если честно, это приятная работа. У многих праздничное настроение приходило через предновогоднюю суету, а у меня — через новогоднюю ледовую сказку «Морозко», в которой я участвовал.

30-го декабря мы выступали в Туле, а уже 1-го января — в городе Красногорск Московской области. Получается, я получил двое законных суток отдыха — с вечера 30-го декабря до вечера 1-го января.

А после этого до 8-го января включительно у нас были выступления. Отдыха было немного, но я все-таки съездил в Петербург, там по традиции повидался с родителями и друзьями, отметил Новый год.

— Что бы вы назвали своим главным достижением в 2022 году?

— Главное событие — безусловно, рождение Кристабель. Это главное событие всей моей жизни.

Что же касается главного достижения, то было много чего интересного. Например, прекрасный «Ледниковый период» с Региной Тодоренко.

Это был действительно сложный путь: мы дошли от довольно невысоких оценок до 12 баллов, что не может не радовать. Это наша победа, за что я очень благодарен Регине.

Она самоотверженно бросилась в тренировки спустя два месяца после рождения второго ребенка. Ее самоотдача позволила нам выучить сложные элементы, шаги и поставить интересные программы.

Также я бы отметил, что впервые участвовал в новогодних сказках, а это новый опыт. Эти детские горящие глаза, когда выходит положительный персонаж и они его поддерживают или, наоборот, боятся, если выходит отрицательный, — все это подарило мне новые эмоции.

Также в этом году мы с Татьяной Волосожар успели поставить совместную программу и выступить в прекрасном городе Апатиты.

Буду рад, если у нас с Татьяной получится еще выступить, потому что это классные эмоции и интересное фигурное катание, которое, мне кажется, понравится зрителям. Так что в спортивном плане тоже было много нового, и в этом смысле 2022 год был прекрасным.

— Расскажите про ваш совместный номер с Татьяной Волосожар. Насколько быстро вам удалось подстроиться друг под друга, чтобы кататься в паре?

— Довольно быстро.

Во-первых, «Ледниковый период» — очень хорошая школа быстрого скатывания с разными партнерами. Мы ведь начинаем кататься в августе с людьми, которые в принципе не занимались фигурным катанием, а в сентябре уже показываем программы.

Во-вторых, мы с Татьяной все-таки катались у одного тренера — Нины Михайловны Мозер, так что у нас уже были какие-то общие моменты, даже несмотря на то что базовые знания мы получили в разных местах.

Так что мы быстро подстроились друг под друга, и у нас получилось прекрасное новогоднее выступление в Апатитах. Там у Андрея Малахова — прекрасный проект в центре современного искусства «Сияние», и у них есть арт-каток на свежем воздухе. Каждый год открытие катка проходит в формате приезда олимпийцев.

В этом году Андрей пригласил нас с Татьяной. Примерно за неделю в Москве мы поставили номер. На катке была такая особенность — посередине стояла елка. Мы разбили номер так, чтобы ее обкатывать, и прекрасно выступили, получили удовольствие. Надеюсь, что у нас получится выступить еще — будем очень рады.

— В марте состоится чемпионат России по шоу-программам, в котором смогут принять участие и те спортсмены, которые завершили карьеру. В одном из интервью вы говорили, что планируете обсудить этот вопрос с Натальей Забияко — чтобы воссоединиться и выступить на этом турнире. Не было ли разговоров на эту тему?

— С Натальей мы периодически общаемся, но она сейчас далеко от меня, и нам остается только переписываться в мессенджерах. Учитывая, что мы находимся в разных странах, нам будет сложно воссоединиться в ближайшее время.

Буду рад, если это получится и если Наталья так решит, но пока предметного разговора на эту тему у нас не было. Но всегда же появляется что-то новое — может быть, мы с Татьяной Волосожар придумаем какую-то программу, и это тоже будет интересно. Кстати, это хорошая идея.

— А Максим Траньков разрешит, как думаете? Может, сам захочет принять участие в турнире вместе с Татьяной.

— Может, и захочет. Прелесть этого формата в том, что и Максим может с Татьяной покататься, и она может выступить со мной, и Максим может покататься с кем-то еще. Мне кажется, этот формат и прекрасен тем, что нет ограничений и можно что-то пробовать, креативить. Так что здесь у нас миллион возможностей.

Но Максим, насколько я знаю, очень плотно занимается тренерством и комментирует. Хотя я не знаю его планов, и если он будет выступать с Татьяной, то, думаю, всем болельщикам будет интересно.

Они двукратные олимпийские чемпионы, у них прекрасное катание. Мне и самому будет интересно увидеть их еще раз на льду.

— Уже думали, какие цели поставить на 2023 год?

— Хороший вопрос. Долгие годы моей целью были Олимпийские игры, — и к этой цели привыкаешь, становишься с ней единым целым. После того, как ты съездил на Олимпиаду, завоевал медаль и завершил карьеру, сложно находить для себя другие, столь же значимые цели.

Но мне интересно быть рядом с фигурным катанием и пробовать в нем что-то новое. Так что мои цели будут связаны с фигурным катанием. Может быть, я придумаю, в каких проектах участвовать. А может быть, придумаю какие-то собственные проекты.

— В фигурном катании получилось бы сделать что-то вроде Медийной лиги, как в футболе?

— Сейчас Первый канал делает соревнования по показательным номерам — думаю, это может быть похоже по формату. Только Медиалига идет долгий период времени — целый сезон, а здесь будет только одно выступление. Но смотреть в эту сторону, конечно, надо.

Например, появился прыжковый турнир. Конечно, над какими-то вещами надо работать, но год от года он становится все интереснее. Я двумя руками за то, чтобы в фигурное катание приходили новые интересные форматы.

В какой-то степени «Ледниковый период» является Медийной лигой в фигурном катании: он довольно долго идет, и там фигурное катание и медийность сливаются воедино. Думаю, что Илья Авербух — основоположник Медийной лиги в фигурном катании.

Но, конечно, это ни в коем случае не ограничивает полет мысли в дальнейшем, так что всегда можно придумывать что-то новое, находить форматы и идеи. Стоит посмотреть в эту сторону и мне — может быть, с кем-то вместе мы придумаем что-то новое.

— До конца «Ледникового периода» остался всего один эпизод. Какие итоги вы можете подвести для вашей пары с Региной Тодоренко?

— У нас с Региной случился громадный прогресс, и я этому безмерно счастлив. Она пришла с идеей научиться делать верхние поддержки. Партнершу нельзя разубеждать, и мы с Региной выучили разные интересные верхние поддержки.

К полуфиналу готовили самую сложную — долго ее учили и несколько выпусков не использовали. Но в полуфинале она, к сожалению, не получилась: Регина плавно съехала по моей спине на лед.

— А в чем была причина падения?

— Неподготовленный человек должен показать чудеса координации, чтобы соразмерить силу толчка, наклон корпуса, движения рук и ног — о слишком многом надо подумать в одну секунду. Бывает, что-то не проконтролируешь, центр тяжести смещается, баланс нарушается, и получается не то, что хотелось.

Но скажу по секрету, что у зрителей все-таки будет возможность увидеть эту сложнейшую поддержку — в финальном номере мы снова попытаемся ее сделать.

И главный итог нашего участия в любом случае — мы перешли к сложнейшим элементам и к прекрасному катанию. Регина каталась без меня и показывала сложные шаги. Это для нас большой прогресс с вишенкой на торте.

— В этом же номере у вас был красивый поцелуй под дождем — как вы решились на такой откровенный момент?

— Все-таки не надо забывать, что на льду мы не Александр Энберт и Регина Тодоренко, а герои, которые рассказывают свою историю. Илья Авербух как режиссер-постановщик проекта чувствует и видит историю по-своему. Мы, находясь внутри, знаем, как нам кататься, но история все-таки формируется режиссером.

«Ледниковый период» — в принципе истории про людей, любовь, разлуку, расставания и радость.

Это сценический поцелуй, в нем нет ничего такого — это просто завершение истории нашего танца под дождем. Все-таки за долгие годы, что мы с моей супругой Алесей вместе — почти 13 лет, — она привыкла, что я катаюсь за руку с девушкой, что показываю какие-то эмоции.

Это может быть программа о любви. И у нас никогда нет проблем: это театр, спектакль на льду. В спектаклях иногда случаются и сценические поцелуи.

— Некоторые фанаты писали, что вас с Региной засуживают, а Татьяна Анатольевна Тарасова была порой очень сурова в оценках и высказываниях по отношению к вашей паре. Как вы себе объясняете такое строгое отношение и почему Татьяне Анатольевне бывает так тяжело угодить?

— Знания Татьяны Анатольевны относительно фигурного катания, ледовых шоу и «Ледникового периода» мне даже сложно прокомментировать, потому что у нее колоссальный опыт во всем перечисленном. Она видит намного больше, чем видим мы.

Конечно, иногда обидно, когда ты отдаешь все силы и тебе хочется получить максимальные баллы, но этого не происходит.

У нас была программа под Эдит Пиаф, потом «Тихий Дон», а потом — программа под Жюля Массне, которая стала переходом от простых постановок к более сложным. Мы уже точно знали, что очень прибавили и начали делать сложные связки, шаги, элементы. Но, наверное, для судей это не воспринималось как большой скачок.

Например, программы под Эдит Пиаф и «Тихий Дон» были очень сложными, но не оценены на 12 баллов. Может быть, судьи уже привыкли, что у нас программа выглядит немного проще в плане связок, шагов и элементов, и по инерции ставили нам не самые высокие баллы.

Не могу сказать, что нас это нисколько не трогало — конечно, трогало, мы хотели получить максимальные баллы. Но успокаивали себя тем, что судьям виднее. Хотя как раз начиная с Эдит Пиаф сложность значительно возросла.

Но главное, мы доказали, что можем делать сложные элементы и постановки и можем удивлять. Видимо, это был необходимый этап. После этого мы уже начали получать 12 баллов.

— В этом сезоне «Ледникового периода» вы работали с Александром Жулиным как с постановщиком — в чем были отличия от работы с Ильей Авербухом?

— Мы с Александром Жулиным работали вместе давно, еще в спорте. Он ставил нам программы, когда я еще с Катариной Гербольдт катался. Так что его видение было мне знакомо, но на «Ледниковом периоде» все, конечно, немного по-другому.

Если говорить об отличиях, то Илья — приверженец драматичного и сложного катания. Он пытается выжать из нас максимальную сложность здесь и сейчас — все, на что мы способны.

А Александр — приверженец более легких и близких к восприятию программ. Он использует немного другие приемы вместе с Игорем Оршуляком для донесения мысли и предпочитает более скоростное катание — старается сделать его более динамичным.

Так что между ними есть огромная разница, и было очень интересно в первой половине проекта наблюдать борьбу двух тренерских штабов и участвовать в ней.

— В этом сезоне у вас были не только разные тренеры, но и разные ведущие, которые брали интервью после прокатов — Анна Щербакова и Алина Загитова. Как оцените такой формат? Заметили ли какие-то различия в их манере интервью?

— Конечно, приятно видеть новые лица — наших олимпийских чемпионок, и Алину, и Анну, вместе в кадре и по отдельности. В плане различий сложно сказать. Это два человека, прекрасно разбирающихся в фигурном катании, знающих всех нас и понимающих идеи, которые мы доносим в программах. Конечно, они обе видят какие-то сложные моменты и ошибки.

Также могу сказать, что всегда было интересно наблюдать за их нарядами: видна разница в их вкусах, в платьях, в прическах и в макияже. У Алины одни образы, у Анны — другие. Самое яркое различие между ними было в подборе образов для программы.

А в плане остроты вопросов надо сказать, что Анна прекрасно справилась. Алина уже имеет опыт работы в этом проекте, а Анна влилась в проект с первого раза максимально хорошо. Здесь просто мои аплодисменты Анне за эту моментальную перестройку от спортсменки к ведущей — настолько прекрасной ведущей, насколько это вообще возможно.

Она приятно удивила и восхитила.

— Щербакова номинирована на премию ISU Skating Awards «Самый ценный фигурист». Среди ее конкурентов — олимпийские чемпионы Нэйтан Чен, Суй Вэньцзин и Хань Цун, Габриэлла Пападакис и Гийом Сизерон. Как, на ваш взгляд, можно сравнивать по ценности таких разных фигуристов и есть ли какие-то шансы победить в такой компании?

— У Анны точно есть шансы победить: она внесла вклад в мировое фигурное катание ничуть не меньший, чем все остальные номинанты. Я не знаю, по каким критериям будут решать, кто самый ценный фигурист, но шансы на победу есть.

Надеюсь, что решение будет приниматься не предвзято, а по честным критериям. Я их не знаю, шансы оценить не могу, но для меня Анна — самый ценный фигурист из всех, кого вы назвали.

— 2022-й год завершился чемпионатом России, на котором горели настоящие страсти во всех видах. Давайте начнем со спортивных пар: получилась очень драматичная развязка, полбалла разделили золото, которое завоевали Александра Бойкова и Дмитрий Козловский, и серебро, которое взяли Анастасия Мишина и Александр Галлямов.

— Чемпионат России — это вау! Поверьте: все парники точно знают, что на чемпионате России борьба за призовые места намного серьезнее, чем на чемпионате Европы.

Получилась заслуженная победа Бойковой и Козловского — прекрасные программы, прекрасные прокаты и первое место. Евгения Тарасова и Владимир Морозов допустили ошибки на прыжках — и третье место. Галлямов и Мишина допустили одну ошибку и стали вторыми. Все по спортивному принципу, как и должно быть.

Не было явных фаворитов, которым простили бы какую-то ошибку, чтобы они за счет какого-то элемента или навыков скольжения стали бы лучшими. Кто допустил меньше ошибок, тот стал первым, кто больше — третьим.

Представляю, какая это драма. Для кого-то это огромная победа, а для кого-то — серьезное поражение. Но победа является мотивацией не хуже, чем поражение.

Зачастую кажется, что поражение является мотивацией взять себя в руки, сжать зубы и двигаться вперед. Но победа подтверждает, что ты двигаешься в правильном направлении и все делаешь верно. Я рад, что Александра с Дмитрием победили: это позволит им еще больше ускориться и двигаться вперед.

— Даже удивительно, что кипели такие страсти, ведь этот сезон — внутрироссийский, а ребята плакали так, будто решалась судьба олимпийской путевки.

— Чемпионат России обычно самый важный турнир в году, и у спортсменов это плотно засело в головах. Если ты не выступишь хорошо на чемпионате России, то сезон закончен — раньше всегда было так.

Кроме того, сильная конкуренция способствует эмоциям. Когда ты на льду все отдал и внутри ничего не остается, то можно увидеть слезы радости или слезы досады.

— У мужчин получилась еще более драматичная развязка — Евгений Семененко и Петр Гуменник получили одинаковые баллы, и победу отдали первому из-за лучшей оценки в произвольной программе. Справедливо ли, на ваш взгляд, такое правило?

— Это действительно историческое событие. Я знаю, что можно победить в одну сотую — и знаю не понаслышке, потому что мы с Натальей Забияко так побеждали и завоевывали медаль чемпионата Европы. Но чтобы набрать абсолютно равные баллы — я впервые такое видел. Это было очень интересно.

По поводу справедливости — скажу честно, у меня есть вопросы. Спортсмены получают равные баллы в короткой и произвольной, и один балл короткой равен баллу в произвольной — нет повышающих и понижающих коэффициентов.

Понимаю, что победа по итогам произвольной прописана в правилах. В спорной ситуации нельзя пересматривать регламент, иначе каждый подобный случай будет превращаться в скандал. К этому чемпионату России у меня нет никаких претензий.

Но если задуматься, то конечно, хотелось бы увидеть две золотые медали. К примеру, равные секунды в лыжах дают две золотые медали, а равные баллы в фигурном катании — одну. Над этим, как минимум, стоит подумать и допускать возможность вручения двух золотых наград.

На следующем заседании исполкома этот вопрос можно поднять и еще раз обсудить.

Однако есть аргументы и в пользу действующих правил. К примеру, если бы у нас была одна квота на чемпионат мира, то как можно было бы дать два комплекта наград? Как решить, кого отправить на турнир? Делать второй тур? Нет.

Мне как зрителю хотелось бы увидеть две золотые медали. А как спортсмен, я понимаю, что это сложнее, чем просто сказать: «А давайте раздавать медали. У троих фигуристов одинаковые баллы — дадим золото троим».

— В женском одиночном катании победила юная Софья Акатьева, ей совсем чуть-чуть уступила Камила Валиева, а Елизавета Туктамышева стала третьей. Удивили ли вас такие результаты?

— Не устану повторять, что в женском одиночном катании на пьедестале стояли три победительницы. Софья взяла первое место: она весь сезон шла к этому и доказывала, что может исполнять сложные элементы, может бороться с нашими прекрасными опытными спортсменками. Это ее огромная победа.

Для Камилы это стопроцентная победа — ведь очень сложно после олимпийского сезона входить в новый сезон. Тем более что Камила на Олимпийских играх отдала все силы и нервы. Мне кажется, ей было сложнее всех.

Ее первое место в произвольной программе — классный прокат, классный итог 2022 года. Я очень рад за нее. Спорт есть спорт, к сожалению, ты не всегда выигрываешь, но нет ничего страшного в том, что Камила сейчас вторая. У нее все золотые медали еще впереди.

Ну и Лиза, конечно, победитель — кто же она еще? 15 чемпионатов России, первая медаль за восемь лет — это победа. Ну и что, что третье место?

Женское катание на чемпионате России настолько сложное, настолько конкурентное, что любая медаль — это победа. Я иногда слышал, как олимпийских призеров называли олимпийскими чемпионами. Как спортсмен, я всегда хотел поправить: нет, я серебряный призер, не называйте меня чемпионом. Но для женского катания на чемпионате России надо сделать исключение: там все — чемпионы.

— Камила Валиева произвела фурор не только в произвольной программе, но и на показательных выступлениях — в образе вампирши Уэнсдей Аддамс.

— Я Камилу такой еще никогда не видел. И мне как зрителю это очень зашло, очень понравилось. Думаю, что для нее это был интересный челлендж, и в творческом плане это для нее новая веха, которая, возможно, что-то раскроет в будущем.

Бывает, что ты попробовал что-то в показательном номере и начинаешь думать о том, чтобы вставить это в свои программы. Возможно, в следующем году мы увидим что-то новое от Камилы.

Прекрасный выбор музыки от штаба, и, думаю, сама Камила тоже внесла свой вклад. Очень трендовый, современный и прекрасный номер.

Надо не бояться современных программ и новых прочтений. Когда в фигурном катании были запрещены слова, мы слышали много инструментальной классической музыки — и она прекрасна, но разнообразие должно быть, в том числе самое свежее.

— По поводу итогов чемпионата России в танцах на льду вы говорили, что Елизавета Худайбердиева и Егор Базин для вас совершенно другого уровня по сравнению с остальными парами. Но сейчас они подвергаются большой критике из-за победы с двумя падениями.

— Я уверен, что Худайбердиева и Базин переживут это давление и только сильнее станут.

Сразу оговорюсь, что рассуждаю больше как зритель. Понятно, что я знаю, какие в танцах есть элементы, примерный контент, какие они поддержки делают и какие у этих поддержек требования. Но все-таки там много нюансов, и специалисты в танцах на льду намного лучше эти моменты знают и чувствуют.

Я же хочу сказать, что у Худайбердиевой и Базина есть совместная энергия, и они классно катаются. Мне очень нравится их программы, их харизма и подача.

Падения? Не надо забывать, что какие-то спортсмены, которые исполняют несколько четверных прыжков за программу и с каких-то из них падают, обыгрывают тех, кто не падает, но не исполняет четверные. Спортивный принцип состоит не только в том, кто сколько упал. Это немного сложнее, чем считать падения.

Он состоит из подсчета миллиона разных факторов, из которых складывается общая оценка.

Да, танцы на льду приучили нас к тому, что там не падают. А те, кто падают, не занимают призовые места — это безоговорочно. И для меня тоже танцы на льду — это не про падения. Это про практически всегда блестящее катание и красоту.

Но все-таки нельзя забывать, что в прошлом году Худайбердиева и Базин соревновались с Викторией Синициной и Никитой Кацалаповым, с Иваном Букиным и Александрой Степановой, с Дианой Дэвис и Глебом Смолкиным, с Аннабель Морозов и Андреем Багиным, с Джонатаном Гурейро и Тиффани Загорски — раньше третьей парой страны.

То есть Лиза и Егор боролись за путевки на Олимпиаду с нашими топовыми спортсменами. Да, в прошлом году они проиграли, но все равно стали членами сборной России абсолютно заслуженно.

В этом же году всех пар, которые я выше перечислил, не было на чемпионате России. Появились новые дуэты, а две прекрасные юниорские пары еще и не доехали до произвольной программы.

Те, кто заняли второе-третье места, тоже классно катаются, у них огромные перспективы. Но здесь и сейчас мне как зрителю показалось, что Лиза с Егором были сильнее по многим аспектам и даже с падениями они были первыми в этом году.

Но это не значит, что другие спортсмены плохо откатали. Просто там были ребята, которые встали в пару совсем недавно: у них еще нет такой энергии друг с другом и совместной подачи. Танцы на льду все-таки требуют скатанности, очень четких движений, параллельного катания.

Понятно, что плохо, когда на чемпионате России пара побеждает с двумя падениями — это говорит о том, что, наверное, что-то не то с конкуренцией.

Мы привыкли, что в чемпионате России борьба идет между теми, кто получает за элемент третий или четвертый уровень.

Но точно не вина Лизы и Егора в том, что их никто не смог обойти, когда они допустили два падения. У других ребят был шанс, но не нашлось тех, кто смог бы воспользоваться этим шансом.

Источник: www.gazeta.ru

Присоединяйтесь к нам в Google News, чтобы быть в курсе последних новостей
Love
Haha
Wow
Sad
Angry
Вы отреагировали на "«Поцелуй с Тодоренко? Супруга привыкла, что я к..." Только что