в

Последний министр

Последний министр

Ушел из жизни последний министр обороны СССР Евгений Иванович Шапошников.

Фигура настолько неоднозначная и противоречивая, что некоторые патриотические СМИ очень жестко высказались об умершем от последствий коронавируса 78-летнем маршале, который по большому счету помог предотвратить гражданскую войну в нашей стране.

ПЕРВЫМ ДЕЛОМ – САМОЛЕТЫ

Так уж получилось, что Шапошников несколько раз принимал участие в мероприятиях, которые проводила наша газета. Осенью 1996 года состоялось заседание пресс-клуба «Мира новостей», темой которого был большой скандал, возникший вокруг приобретения десяти «Боингов» для «Аэрофлота».

Разумеется, сегодня никто не помнит об этих событиях, но в то время они имели довольно большой резонанс. В обсуждении этого деликатного вопроса тогда приняли участие член Комитета Госдумы РФ по безопасности Юрий Щекочихин, генеральный директор Авиационного комплекса имени С.В. Ильюшина Виктор Ливанов, а также генеральный директор авиакомпании «Аэрофлот — российские международные линии» Евгений Шапошников и его первый заместитель Николай Глушков.

Мы хотим напомнить читателям об этом событии потому, что, как это ни парадоксально, сама тема обсуждения, постановка вопроса нисколько не потеряли своей актуальности. А ход этого разговора наглядно продемонстрировал взгляды и убеждения самого Евгения Ивановича Шапошникова. Так он думал и жил, а мы с вами вольны в своих мнениях и оценках.

Итак, страна была возмущена: почему мы не строим свои машины, а покупаем американские? Маршал терпеливо и подробно объяснял журналистам, что наш самолетный парк безнадежно устарел, Ту-134 и Ту-154 уже выработали свой ресурс и над ними смеются во всем мире.

Да, они очень надежны, наши летчики — герои, но эти машины расходуют так много керосина, что использовать их нецелесообразно. А можем ли мы создать собственную машину? Абсолютно исключено! Значит, нужно договариваться с теми, кто владеет технологиями, и единственный путь — делать наш самолет с американскими двигателями. Договариваться, так сказать, с лучшими друзьями.

Вот квинтэссенция мыслей Шапошникова: «Покупка «Боингов» — это не предательство интересов отечественного производителя, наоборот. Она дает промышленности необходимую передышку для создания новых отечественных машин».

Вторил своему начальнику и г-н Глушков: «Конечно, эта сделка задевает интересы наших производителей, но больше она задевает их гордость!» А также, судя по всему, обеспечивает прекрасное отношение американцев, со всеми вытекающими отсюда политическими и материальными последствиями, к тем людям, которые такие решения принимали.

Разумеется, Юрий Щекочихин и Виктор Ливанов активно возражали, но, помните, время было смутное и любые разговоры о том, что у России есть свои интересы, которые нужно защищать, воспринимались чуть ли не как атака на демократию и попытка коммунистического реванша.

Слава богу, эти времена прошли, и теперь у нас есть свои самолеты. Но тот самый образ мысли, который демонстрировал на заседании пресс-клуба «МН» маршал Шапошников, по-прежнему преобладает среди некоторых российских чиновников и рядовых граждан. Формулируется он примерно так: сами мы ничего не умеем и без Америки не проживем!

ИСТОРИЯ ЖИЗНИ

Вот как Шапошников рассказывал о том, почему в августе 1991 года не поддержал ГКЧП.

— Я понял, что дорога, которую пытается навязать ГКЧП, — чужая дорога. Когда заместитель министра обороны Владислав Ачалов потребовал, чтобы моя военно-транспортная авиация доставила на аэродромы Подмосковья воздушно-десантные части, мы с главкомом ВДВ Павлом Грачевым начали тянуть резину. Я, например, сослался на нелетную погоду и сказал Грачеву: «Надо подождать. А там, глядишь, погода (в это слово я вложил не только метеорологический смысл) улучшится…» Когда мне позвонил помощник Ельцина, я попросил передать Борису Николаевичу, что военно-воздушные силы против народа не пойдут…

Когда все кончилось, вызвал меня Горбачев: «Тут есть мнение назначить вас министром обороны». «Как-то неожиданно, — говорю. — И потом я летчик, такого не помню, чтобы летчики становились министрами обороны…» «Ничего, вы такую же Академию Генштаба оканчивали. Есть другие мнения? Несите указ», — сказал Горбачев своему помощнику Григорию Ревенко. Тут я говорю: «Михаил Сергеевич, я еще не все сказал. Час назад я вышел из партии…» «Это не самая страшная беда», — внимательно посмотрел на меня президент (он же Генеральный секретарь ЦК КПСС!)…

Вспоминал Шапошников и о том, что Горбачев в декабре 1991-го рассматривал возможность введения военного положения на всей территории СССР.

— То, что он предлагал, могло привести к настоящей трагедии. Решительный Ельцин организовал бы сопротивление, были бы горы трупов, сползание в гражданскую войну. С большим трудом удалось удержать его от этого шага. После распада Союза Ельцин предлагал мне стать министром обороны России. Но я верил в идею СНГ…

26 августа 1991 года в последний раз в истории СССР военному деятелю было присвоено звание «маршал» — маршал авиации. Его получил главнокомандующий ВВС, по армейским меркам очень молодой Евгений Иванович Шапошников. И будем откровенны — эти погоны были наградой за помощь в уничтожении СССР.

Источник: mirnov.ru

Присоединяйтесь к нам в Google News, чтобы быть в курсе последних новостей
Читайте нас в соц.сетях Одноклассники Вконтакте
Love
Haha
Wow
Sad
Angry
Вы отреагировали на "Последний министр" Только что

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.