в

Пережившая «Норд-Ост» россиянка высказалась о теракте в «Крокусе»: «Выжившим будет тяжелее»

«Все меня сегодня спрашивают, мол, каково тебе смотреть на «Крокус». Да плохо смотреть. Сердце болит. Очень болит сердце», — Ольга Бадсон-Черняк одна из тех, кто спасся из «Норд-Оста». Одна из 916 его заложников. Одна из 700 выживших…

Как будто бы все вернулось. Только теперь ранняя весна, а не поздняя осень. Но деревья пока еще голые, и в воздухе чувствуется сырость. Дежавю.

Как 21 год назад. В октябре 2002-го

Пережившая "Норд-Ост" россиянка высказалась о теракте в "Крокусе": "Выжившим будет тяжелее"

Она прожила этот 21 год. Но до сих пор, пытаясь переосмыслить пережитое, задает себе один и тот же вопрос: почему в театральном центре на Дубровке оказалась именно она? Почему она выжила?

«Я ничем не лучше. Задумываюсь, почему судьба распорядилась оставить меня на этой земле? И все больше склоняюсь к тому, что мне дали второй шанс. Вторую жизнь».

«Не верилось, что это не часть шоу»

«Нет ни одного теракта, который бы не отражался на моем сердце, — говорит Ольга Бадсон. — В Москве, в Питере, Беслане, Барселоне, Лондоне, Белгороде…»

Она вспоминает 23 октября 2002 года. Они с мужем недавно поженились и пошли на этот чертов модный мюзикл… «Норд-Ост» тогда гремел на всю Москву.

Поначалу было ощущение, что все это не взаправду. До конца не верилось, что это не часть шоу. Пока не раздались выстрелы из калашей.

Потом были гранаты. Они катались по залу, так как их не раз роняла шахидка. И взрывали что-то в фойе.

«И еще был звук скотча, когда из огромной дорожной сумки доставали пластид и мотали, мотали, мотали. Мы были обложены по полной программе, и выхода не было», — говорит Ольга.

Они были обложены по полной программе, и выхода не оставалось, надо было действовать в первые секунды, как думает она сейчас, но не нашлось смельчаков, которые бы попытались прорваться.

Вспоминает, как не хотела идти на этот мюзикл. Состояние было сонным. Спектакль тоже не понравился. Думала даже не оставаться после антракта. Но вроде бы билеты за месяц покупали, деньги заплатили, жалко…

Никому не пожелаешь такого, даже врагу.

«Много ненависти сегодня в обществе. Очень много ненависти. И непонятно, откуда она взялась? Люди готовы слышать и жалеть только себя. И, сами когда-то пережив страшное, не обязательно теракт, что угодно, подчас обесценивают эти чувства у окружающих. Так нельзя», — переживает Ольга Бадсон-Черняк.

Пережившая "Норд-Ост" россиянка высказалась о теракте в "Крокусе": "Выжившим будет тяжелее"

Молилась напрямую

Красные кресла, и люди прячутся под ними невпопад… Так же беспорядочно стреляют в безоружных. Хотя разница была, конечно. Они находились на Дубровке три дня. В «Крокусе» все случилось меньше чем за 20 минут.

Ольга уверена, что в 2002-м ее спасли молитва и действие. Рядом сидела шахидка, поэтому она молилась про себя.

«Вера, молитва помогли не потерять чувство собственного достоинства, не потерять в себе человека. Это очень важно, чтобы не наделать глупостей, которые для кого-то кончились смертью. Всегда надо помнить, что вы человек, вы личность, а не тварь дрожащая. Человека невозможно сломать, пока он сохраняет уважение к себе и другим…» — уверена женщина.

Молитва и действие

«Мы все время передавали информацию нашим, чтобы можно было спасти такое огромное количество людей. Мы отламывали подлокотники в надежде, что удастся вырубить шахидку с взрывчаткой на поясе и убежать. Прятали бутылки из-под колы, чтобы розочку сделать для тех же целей. Спрашивали у билетеров обо всем, что пригодится по эвакуации: куда быстрее бежать, к какому выходу. И когда по полу покатилась граната, мы во второй раз уже знали, в какую сторону складываться и ползти. Но не знали мы, что далее по периметру тоже террористы и что все заминировано».

Повезло тем, кто потерял сознание от усыпляющего газа и опустил голову вниз, они уцелели. У тех, кто запрокинул голову вверх, запал язык, и люди задохнулись.

Случайность? Судьба?

Ольга вместе с супругом пережили клиническую смерть. Оба выжили. Их привезли в автобусе вместе с трупами.

«Муж находился в реанимации Склифосовского, я — в 13-й ГКБ. На третий день пребывания в больнице произошло осознание. Я тряслась, я плакала. Мне дали успокоительное. Могу сказать одно, что сейчас выжившим тяжело, и дальше пока что будет еще тяжелее. Мы выходили из этого состояния где-то полгода. В том числе и по физическому здоровью. У меня были огромные проблемы с показателями печени, которые превышали норму в семнадцать раз».

«Лично мне было очень важно, что тех, кто сотворил с нами такое, поймали, кого-то судили, кого-то ликвидировали. Я считаю, что эти звери не должны жить. Это лично мое мнение. Для меня как бывшего заложника и сейчас очень важно, чтобы спецслужбы всех нашли и уничтожили или посадили надолго», — утверждает женщина.

Врачи лечат тело, а психиатры — болезни души. Не надо стесняться этого, говорит Ольга, следует вовремя обратиться за помощью, тогда вы избавите себя от проблем на долгие годы.

«Я видела людей, которые застряли в тяжелом событии на десятилетия. Они просто не могут, не в состоянии жить дальше. Сейчас я горюю, я в трауре вместе с моей страной. Но я уверена, что мы выстоим. Я смотрю на людей, которые пришли сдать свою кровь раненым и пострадавшим, и я уверена в этом».

Не попала на лечение — сдала билет

Сейчас Ольга Бадсон-Черняк помогает онкологическим пациентам. Пациенты рассказывают ей свои невероятные истории преодоления и спасения. После «Крокуса» появились новые. Есть женщина, которая хотела приехать на обследование в Москву и заодно сходить на концерт «Пикника». Очень любит эту группу. Но запись в клинику не состоялась, и поездку пришлось перенести.

А еще одна участница подарила свои билеты дяде с тетей, потому что плохо себя чувствовала. Они погибли.

«Мы все ее очень поддерживаем, потому что она находится в шоке. То, что произошло, трагическая случайность. Но начинаешь невольно думать, значит, для чего-то ее Бог сохранил?»

Сама Ольга еще очень долго не могла ходить в места скопления людей. Не могла ездить в метро. По телевизору смотрела только передачи о животных.

С тех пор прошло двадцать лет, а она до сих пор отслеживает моменты, где безопасно, где нет. Куда бы ни приходила, ищет запасные выходы, иногда проверяет, открыты ли они. К сожалению, часто нет. И непонятно, у кого ключ, где его искать, случись ЧП, и все это повсеместно происходит в торговых центрах, кинотеатрах, театрах, торговых залах… Когда случается очередная трагедия, об этом безобразии поговорят пару недель, а затем опять забывают до новой.

Не ставьте на окна решетки

«Вот этим, я считаю, должны заниматься в школе на уроках безопасности дети. Они должны изучать определенные алгоритмы поведения, как правильно реагировать на чрезвычайную ситуацию. Все правила написаны на крови. А строить высокие заборы или перегородки возле тех же школ, ставить решетки на окна, мне как человеку, который всегда перво-наперво думает о том, куда и как спастись, кажется излишним. Гораздо проще вылезти из открытых окон на открытую территорию и не бежать по одной-единственной дороге к единственному выходу. Это мое мнение. Далее рамки металлоискателей. Мы уже поняли, что в том же «Крокусе» в них особо не было смысла, и надо озадачиться правоохранительным органам, как помимо них обезопасить то или иное мероприятие», — продолжает женщина.

Ольга снова и снова повторяет, что ни одно слово сочувствия, увы, не способно уменьшить боль утраты или вернуть погибших.

Но те, кто уцелел, по ее мнению, должны всегда помнить о том, что они живут подаренную свыше жизнь. И постараться прожить эту жизнь лучше, чем было до этого.

В 2011-м, так случилось, она вытаскивала свою подругу и еще двенадцать человек из Японии, когда произошел взрыв на «Фукусиме».

Но это уже совсем другая история. Во время теракта на Дубровке именно та женщина была ее связной. Когда поначалу из зала еще можно было писать по телефону эсэмэски: сколько террористов в зале, где сидят, сколько женщин, сколько мужиков…

«Она была на свободе, я передавала через нее информацию. Через нее держали связь с залом те, кому надо. Руководитель оперативного штаба Владимир Васильев потом со мной связался, при встрече обнял меня. Лужков рассказал, что в первые часы они не понимали, что происходит, и я стала доверенным лицом», — рассказывала Ольга.

«Сейчас в это сложно поверить, но время действительно лечит. Просто осознание этого приходит гораздо позже», — убеждена бывшая заложница «Норд-Оста».

А вот что сегодня написала Ольге онкопациентка, которая не попала на концерт «Пикника»: «Мне кажется, их многие недооценивают, но именно на их концерт пришло столько людей! Многие их просто не слушали вдумчиво, а может, и вовсе не слышали их песню…»

Лихие пришли времена,
И ветер как будто взбешен; —
Шайтан поднял камни со дна
И целится в город большой.
А там фонари-зеркала —
Их может разрушить любой;
А там, у стеклянной стены,
Обнявшись, стоим мы с тобой.
И скажут, им надо спешить,
И скажут, что время не ждет.
Укрывшись от ветра плащом,
Шайтан по дороге идет.
Смеется прохожим в лицо,
Рвет мысли и головы с плеч,
И лишь перекрестков кресты
От бездны их могут сберечь.
Лихие пришли времена,
И улицы подняли вой.
Ни света, ни солнца не зная.
Шайтан бьется в дверь головой!

Источник: www.mk.ru

Присоединяйтесь к нам в Google News, чтобы быть в курсе последних новостей
Love
Haha
Wow
Sad
Angry
Вы отреагировали на "Пережившая «Норд-Ост» россиянка выска..." Только что