в

Особенности слияния и укрупнения

Особенности слияния и укрупнения

Председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко высказалась за объединение ряда субъектов Федерации якобы для достижения некоего кумулятивного экономического и социального эффекта.

«Есть такая группа регионов, которые, на мой взгляд, просто нуждаются в укрупнении, в объединении, чтобы они дополнили друг друга экономически и социально», — отметила председатель СФ. Чиновники столь высокого уровня у нас просто так не высказываются, не принято. Вероятно, подобные проекты гуляют по коридорам власти.

«У нас, в новой России, уже есть положительный опыт объединения регионов, и он достаточно успешный», — напомнила Матвиенко, подчеркнув, что укрупнение регионов — это не самоцель, а забота об эффективности нашей страны. Однако приниматься такие решения должны только после экономического, научного обоснования.

УЖЕ СЛИВАЛИСЬ

Действительно, в постсоветской России некоторые регионы уже сливались и укрупнялись. В 2003-2008 годах состоялось несколько объединительных кампаний, упразднивших самостоятельность шести автономных округов. Это были Корякский, Коми-Пермяцкий, Усть-Ордынский Бурятский, Агинский Бурятский, Долгано-Ненецкий и Эвенкийский АО, указывают эксперты. Там официально заявлялось об объединении, хотя по факту все эти крошечные округа были просто присоединены к более крупным регионам.

Затем процесс укрупнения приостановился: бум региональной консолидации сошел на нет. В 2020 году была сделана робкая попытка провести референдум об объединении Архангельской области и НАО, но вмешались некие политические соображения, и федеральные власти, столкнувшись с сопротивлением, отложили эту затею.

Однако сейчас в экспертном сообществе и в парламенте снова заговорили о необходимости укрупнения (или ликвидации) мелких субъектов Федерации, якобы разглядев в них пережитки советской системы регионального устройства. И снова среди кандидатов оказался Ненецкий автономный округ, кстати, самый малочисленный регион России, который к тому же и так формально входит в состав Архангельской области, но одновременно является отдельным субъектом РФ. В паре с ним называют Еврейскую автономную область будто бы как экономически весьма неблагополучный регион, который может влиться в Хабаровский край.

Бытует мнение, что объединение придаст импульс социально-экономическому развитию укрупненных территорий, подтянет отстающих. Опыт, однако, свидетельствует, что это спорная, если не сказать наивная, точка зрения: показательно, например, что в лишившихся субъектности округах и до объединения, и все последующее время сохранялась депопуляция, то есть систематическое уменьшение абсолютной численности населения. Имеются и другие аргументы для серьезной дискуссии на тему слияния-укрупнения.

ОБЪЕДИНЯТЬСЯ НЕ ТОРОПЯТСЯ

Политолог Константин Калачев считает, что в вопросе объединения регионов нужно учитывать мнение населения, поскольку даже такой, казалось бы, слабый регион, как Еврейская автономная область, может иметь свои резоны оставаться самостоятельным.

Возможно, жители Еврейской автономной области проголосовали бы за присоединение к Хабаровскому краю или Амурской области, предполагает эксперт. Но, по его словам, ЕАО становится все более самодостаточной благодаря связи с Китаем и приграничной торговле. На территории области находится комбинат, который работает в интересах китайской индустрии.

Работающий ГОК и мост с Китаем — это одна история, их отсутствие — другая. Отношения ЕАО с Китаем развиваются вполне динамично, и из дотационного региона она может стать самодостаточной. С другой стороны, ЕАО можно рассматривать как атавизм 30-х годов прошлого века, поскольку евреев там теперь проживает совсем немного, указывает К. Калачев.

«Присоединяем к сильному и большому региону тот, что послабее, и таким образом один регион берет на себя проблемы второго, — утверждает директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев. — В СССР это неоднократно проделывали с колхозами и заводами. Когда «неуспешного» присоединяли к «успешному», и средние показатели в итоге получались нормальные».

А вот объединение регионов, именуемых «тюменской матрешкой» (Тюменская область, Ямал, Югра), может вызвать конфликты, хотя в нем и есть финансовый смысл, считает Д. Журавлев. По его словам, вопрос о восприятии объединения населением регионов остается сложным. На Севере объединению «тюменской матрешки» не будут рады. К примеру, в ЯНАО небольшое население, но огромные запасы природных ресурсов, идущих на экспорт. И при этом 2/3 налогов остается в регионе.

МЕСТНЫЕ С ПРИШЕЛЬЦАМИ ДЕЛИТЬСЯ НЕ ХОТЯТ

«Руководители таких регионов борются за их самостоятельность», — пояснил директор Института региональных проблем, указывая на тот вопрос, который в итоге оказывается едва ли не самым острым. Поскольку любое переформатирование регионов — это всякий раз и переформатирование местных элит, которые сидят там либо при рычагах власти, либо на финансовых потоках, что фактически одно и то же. И ни тем, ни другим никто из местных делиться с пришельцами не хочет.

И когда есть, что делить, может начаться такое жесткое «согласование интересов», что не только региональной администрации, но и федеральному центру мало не покажется. По нынешним временам подобные катаклизмы стране явно противопоказаны. Поэтому с каким-либо укрупнением торопиться сегодня не следует.

Григорий Алексеев.

Присоединяйтесь к нам в Google News, чтобы быть в курсе последних новостей
Love
Haha
Wow
Sad
Angry
Вы отреагировали на "Особенности слияния и укрупнения" Только что