в

На тайваньских выборах победил Китай

Результаты прошедших 13 января президентских и парламентских выборов на Тайване еще какое-то время будут обсуждаться профессионалами и любителями анализа международных дел. Но уже ясно, что эти выборы не привели к событиям мирового значения, а просто открыли новую страницу в «холодной войне» между Вашингтоном и Пекином.

На тайваньских выборах победил Китай

Самое главное состоит в том, что Китай не позволил втянуть себя в братоубийственную войну с соотечественниками на Тайване, чего изо всех сил добивались американцы с 2018 года. Тогда президент Трамп начал усиленно накачивать остров оружием и подстрекать сепаратистов отделиться от Поднебесной. Обстановка накалялась с прибытием каждой новой партии ракет и самолетов, каждым визитом делегации политических деятелей.

При Байдене Пекин уже стоял на грани упредительного удара. В августе 2022 года в Тайбэй прилетела спикер Палаты представителей Конгресса США Нэнси Пелоси. Все затаили дыхание в ожидании то ли уничтожения самолета третьего лица в американской иерархии, то ли высадки десанта на побережье Тайваня. Только присущая Си Цзиньпину «стратегия терпения» позволила решить проблему китайскими, а не западными приемами военно-политического искусства. Шестидневная экономическая блокада под предлогом учений ВВС и ВМС НОАК стала убедительной репетицией действий КНР в случае провозглашения «независимости». На тайваньцев демонстрация «стального кулака в лайковой перчатке» произвела ожидаемый эффект, и на муниципальных выборах в конце того же года сепаратистская правящая партия собрала лишь 20% голосов, а Цай Инвэнь ушла в отставку с поста главы партии.

Неудивительно, что во время предвыборных дебатов ни один из трех кандидатов в президенты не ставил вопрос в этой плоскости. Кандидат от правящей партии Лай Циндэ утверждал, что Тайвань и так является де-факто независимой от Китая страной и поэтому он не собирается форсировать необходимые юридические процедуры. Кандидат от новой Народной партии Кэ Вэнь Чжэ тоже выступал не за отделение, а за развитие экономических и культурных связей с материком. Представитель партии Гоминьдан Хоу Юи апеллировал к действующей Конституции Китайской Республики (Тайваня). «Китай един» — утверждает старейшая политическая партия Поднебесной Гоминьдан, созданная на обломках Цинской империи в 1912 году. Эту патриотическую формулу она десятилетиями отстаивала в сражениях с генералами-сепаратистами, с марионетками японских агрессоров, а затем и красными войсками. Единство Китая записано в Конституции Китайской Республики, которая продолжила действовать после бегства Гоминьдана на Тайвань в 1949 году.

Таким образом, еще до завершения выборов стало ясно, что при любом исходе война не начнется ни в обозримом будущем, ни за пределами видимости. Ведь Пекин постоянно называет «красной линией», достаточным поводом для начала военных действий именно провозглашение суверенитета, а не намерение отделиться или даже начало подготовки к этому непростому и небыстрому процессу. Тайваньцы считают свое общество демократическим, и выходящие за рамки законов и процедур решения вряд ли будут поддержаны политическими кругами, деловым сообществом и вооруженными силами.

Эту реальность не способен изменить даже успех кандидата от сепаратистской Демократической прогрессивной партии Лай Циндэ. Он собрал 40% голосов, ненамного обошел кандидата от партии Гоминьдан Хоу Юи (33,4%) и выступившего неожиданно успешно создателя и руководителя Народной партии Кэ Вэнь Чжэ (26%). Даже этот скромный успех был сразу перечеркнут успехом оппозиции. На прошедших одновременно парламентских выборах партия Гоминьдан и Народная партия, выступающие за сохранение статус-кво и постепенное улучшение отношений с КНР, набрали совместно почти две трети голосов. Из 113 мест в парламенте у Гоминьдана — 52, у Демократической прогрессивной партии — 51, а у Народной партии — 8. Еще два места получили независимые кандидаты. Даже медленное продвижение к юридическому оформлению «независимости» Тайваня от Китая, начатое во время восьмилетнего правления Цай Инвэнь, будет наталкиваться на жесткое сопротивление двух других партий, если и не тяготеющих к воссоединению с матерью-родиной, то явно тянущихся к «семейным» связям.

Избиратели этих двух партий знают, что Большой Китай является главным торговым партнером острова — 320 миллиардов долларов в 2022 году. Инвестиции тайваньского бизнеса на материке исчисляются двумя сотнями миллиардов. Из 23,5 миллиона жителей Тайваня в КНР постоянно находятся 1 200 000 человек — хозяева и менеджеры предприятий, инженеры и преподаватели, врачи и артисты. Резать такую пуповину, да еще взрослому ребенку, было бы больно и смертельно опасно.

Свои причины сомневаться в целесообразности провозглашения суверенитета есть и у тайваньских военных. На примере своих украинских коллег они убедились в неприемлемости цены, которую должны будут заплатить в поединке с многочисленными обученными и мотивированными соотечественниками с другой стороны Тайваньского пролива. Недаром отставные генералы зачастили с визитами на материк…

Однако сепаратисты тоже обладают солидным электоратом. Свои голоса им отдают преимущественно молодые люди. Сказывается непонимание реалий существования экономики острова, а также популярный стереотип «тайваньской идентичности». Идея «особости» и даже «превосходства» тайваньцев существует еще со времен хаоса «большого скачка» и «культурной революции» в КНР. Она укрепилась в годы правления Дэн Сяопина, копировавшего важные достижения экономического и социального устройства режима Чан Кайши. С началом проведения «политики реформ и открытости» тайваньцы в качестве «богатых родственников» возвращались в свои родные деревни и города, везли инвестиции и приемы рыночной экономики. Тайваньские певцы, киноактеры и модельеры долго были законодателями мод и кумирами молодежи. Словечки из обихода жителей острова активно проникали в язык материковых китайцев.

С началом «холодной войны» против Китая в 2018 году резко усилилась обработка в духе превосходства «тайваньской идентичности» и враждебности к соотечественникам. Режим Цай Инвэнь приступил к политике «десинизации», ослабления культурных и даже языковых связей с континентальным Китаем. Настроения «тайваньской идентичности» будут подпитываться правительством Лай Циндэ и останутся «миной замедленного действия» при любом развитии событий на острове.

Как будут развиваться события до и после мая нынешнего года, когда Лай Циндэ официально сменит Цай Инвэнь на посту «президента» Китайской Республики? Как Пекин, так и Тайбэй вполне устроил бы статус-кво — сохранение как экономических отношений, так и военно-политической напряженности без приближения к «красной линии». Тайваньцы продолжат свое уютное существование мировых поставщиков микроэлектроники и носителей «особой идентичности». Китайцы выиграют больше мирного времени для достижения «великого возрождения китайской нации» к 2049 году. К тому времени преимущества «социализма с китайской спецификой» могут стать настолько убедительными, что перевесят «тайваньскую идентичность» и воссоединение произойдет совершенно безболезненно.

Играть вдолгую может себе позволить Китай с его тысячелетней историей и текущим расписанием движения вплоть до середины века. Но двигаться в таком темпе не может Америка. Ей необходимо до окончательного обветшания в обозримом будущем успеть остановить или хотя бы замедлить прогресс Поднебесной. Главным средством в последние годы служила как раз надежда спровоцировать Пекин на превентивный удар по Тайваню. Итоги прошедших выборов и новый расклад сил в парламенте сильно ослабили эти надежды. Даже заняв президентское кресло в мае, Лай Циндэ не сможет протащить решение об отделении Тайваня, которое было бы спусковым крючком для «контрнаступа» против сепаратистов.

В условиях дефицита исторического времени и необходимости воевать сразу на нескольких фронтах Вашингтон может в очередной раз слить не оправдавших надежды клиентов. Так было в 1949 году, когда Чан Кайши и его команде прекратили оказывать помощь на финальном этапе гражданской войны с коммунистами. Так было в 1971 году, когда американцы не помешали пекинским дипломатам занять вместо тайваньцев кресла в ООН и его Совете Безопасности. Так было и в 1978 году, когда неожиданно и в унизительной форме были разорваны дипломатические отношения с Тайбэем ради сближения с Пекином, пообещавшим подключиться к борьбе с Советским Союзом.

В Вашингтоне нарастают настроения «усталости» не только от Украины, но и от Тайваня. Финансовые, политические и военные вложения в них оказываются неэффективными. Пора «зафиксировать убытки» может наступить с приходом в Белый дом новой администрации.

Присоединяйтесь к нам в Google News, чтобы быть в курсе последних новостей
Love
Haha
Wow
Sad
Angry
Вы отреагировали на "На тайваньских выборах победил Китай" Только что