в

«Мы даем Зареме шанс вернуться в футбол»: интервью Дмитрия Кортавы

«Мы даем Зареме шанс вернуться в футбол»: интервью Дмитрия Кортавы Дмитрий Кортава, заместитель руководителя развития департамента ФНЛ (Первая и Вторая лиги) в РФС и спортивный директор Медийной футбольной лиги в первой части большого интервью «Газете.Ru» рассказал, как из никому неизвестного футболиста превратился в одну из больших звезд российского футбола, став менеджером, как медиафутбол помогает развитию «старшего брата» и как Зареме Салиховой вернуться в футбол.

Медийная лига в новых видах спорта

— Мы встретились на «Чкалов-Арене», где сегодня играет Медийная хоккейная лига. Понятно, что этот проект вырос из Медийной футбольной лиги. Как в нем участвуете вы, и какие у него перспективы?

— Мы давно хотели запустить хоккей, еще в том году. У Коли (Николай Осипов, президент МФЛ. — «Газета.Ru») всегда было желание. Если говорить в общем, то цель понятна: чтобы наши клубы имели возможность участвовать не только в футболе, но и в иных видах спорта. Чтобы клуб был как бренд, а внутри этого бренда были разные виды спорта. Весь год ты чем-то должен быть занят. Зимой в футбол не поиграешь, и ты можешь переключиться на что-то другое. Скоро у нас появятся и другие виды спорта.

«Мы даем Зареме шанс вернуться в футбол»: интервью Дмитрия Кортавы

Дмитрий Кортава и глава МФЛ Николай Осипов

Из личного архива Дмитрия Кортавы

— Например?

— Пока говорить не можем, но работаем над этим.

— Но не баскетбол?

— Нет. Уже есть медиабаскетбол, сейчас букмекеры еще сделали свою лигу. Мы пока туда не лезем. Что касается меня в хоккее, то я здесь просто как болельщик. Мне нравится хоккей, когда ты присутствуешь на матчах живьем — это очень крутой вайб. Особенно мне понравилось на открытом воздухе в парке «Патриот».

Начало пути после футбола

— Вы были малоизвестным футболистом: в основном клубы Первой, Второй лиги, десять команд, к 26 годам закончили карьеру. Путь обычный для большинства российских футболистов. Но дальше совсем иначе. Как вы пришли к тому, чтобы стать тем Димой Кортавой, которого все знают?

— Все просто. У меня почему-то всегда были какие-то отметки в голове, которые я сам себе ставил: к такому-то возрасту я не хочу быть во Второй лиге, к такому-то хочу быть вот тут-то… Если этого не достигалось, я просто переключался на другое. Скорее всего, это неверно, на самом деле не надо таким заниматься. В какой-то момент я все проанализировал, посмотрел на свой организм, свои возможности, постарался это все оценить и понял, что у меня не получается, куда я хочу дойти в футболе.

И поэтому лучше будет в 26 лет начать заново и переключиться на новую сферу, чем потом я бы потерял семь-десять лет. В условные 33-35 лет осваивать что-то новое намного сложнее.

— Страшно не было? Большинство футболистов не мыслят себя вне футбола, они — большие дети.

— Я знал, куда уйду и чем буду заниматься, но не понимал, насколько сложно делать что-то другое. Знал, в какой проект ухожу, уходил не в пустоту, и мне это нравилось. Но в плане того, как делать, реализации столкнулся с суровой реальностью.

«Мы даем Зареме шанс вернуться в футбол»: интервью Дмитрия Кортавы

Дмитрий Кортава в составе «Нефтехимика»

Из личного архива Дмитрия Кортавы

— Как начинался паблик «Дела футбольные» — это изначально было ступенькой к работе в Российском футбольном союзе? (Кортава приобрел известность, создав свой паблик, в котором рассказывал о том, как правильно работать футболисту, и об устройстве футбола вообще. — «Газета.Ru»)

— Сначала все было очень просто: я реально не хотел, чтобы ребята-футболисты совершали мои ошибки и делали неверные шаги. То есть на этом все и было построено — дать какую-то нужную, полезную информацию. С этого все и зародилось, но со временем понял, что благодаря этому смогу зайти в кабинеты и сказать: ребята, я хочу здесь быть, потому что за моими плечами уже есть определенные действия. А не просто: возьмите меня, потому что я чей-то друг, сын и так далее.

— В процессе существования паблика чего было больше — насмешек или обратной связи от футболистов, что вы, наоборот, открыли глаза, помогли чем-то? Все-таки футбольное коммьюнити довольно специфичное…

— Специфичное, но насмешек не было. Я внутри, наверное, больше переживал, что будут смеяться. Но со временем многие узнавали, кто-то говорил спасибо, кто-то говорил, что знает и подписан. Там никогда не было особо юморного контента. Про паблик насмешек не было. А вот когда я приехал в Липецк после реабилитации с Эдуардом Безугловым и Марией Буровой — людьми, которые в своих сферах топы и держат марку — конечно, я приезжаю в клуб Второй лиги с различными активациями: резиночки, роллы, компрессионные гетры, протеиновые шейкеры, какая-то еда в контейнерах. Понятное дело, что все смеялись и крутили пальцами у виска. Но со временем мы видим, к чему все пришло: сейчас уже невозможно иначе. Уже есть отдельные сооружения, чтобы футболисты могли правильно размяться и подготовить свои тела к тренировке. Про игры уже вообще молчу.

Российский футбол развивается под санкциями

— Насколько было легко попасть в РФС, и как вас приняли там?

— Это было стечением обстоятельств. Я же туда попал не по своей основной деятельности, по которой хотел. Не по образовательной линии, а по линии скаутской. Это история, когда РФС тогда только открыл скаутский отдел сборных команд всех возрастов. Понятно, что для этого не нужны особые навыки: если ты был в футболе, чуть понимаешь его, можешь донести свои мысли и не безразличен, то ты, конечно, можешь этим заниматься. Повторюсь, я попал в РФС не по роду своей основной деятельности и до сих пор мимо него тут.

— Но уже тогда вы начали делать то, чем занимаетесь сейчас: предлагать идеи и реформировать?

— Да, мы реализовали несколько идей: открытый отбор, кнопку, чтобы футболисты могли сами откликнуться. Потому что невозможно знать всех российских игроков. Наверное, это сидит где-то внутри: каким бы родом деятельности я ни занимался, хочется сделать что-то современное и удобное. Не хочется называть это прямо реформой, хочется что-то новое делать. И делать новое надо.

«Мы даем Зареме шанс вернуться в футбол»: интервью Дмитрия Кортавы

Дмитрий Кортава в офисе РФС

Из личного архива Дмитрия Кортавы

— Вы — один из главных людей, кто развивает Первую, Вторую лиги — «подвал» нашего футбола. При этом есть ощущение, что ниже Премьер-лиги именно вы — главная звезда в нашем футболе. Не чувствуете ревности со стороны РФС, футболистов, сообщества?

— Честно, не чувствую, наверное. Хороший, кстати, вопрос. Думаю, в этом плане Медиалига — хороший пример для того, чтобы футболисты и клубы видели: можно быть открытым и ярким, брать хорошее, и это востребовано. Сейчас это нужно. Не какой-то оголтелый хайп, а эта открытость к болельщикам, как будто бы нужно еще больше стирать эту грань. Есть много каналов общения, и нужно этим пользоваться. Угрюмость, закрытость, необщение скоро станут моветоном.

— Вам нравится, как сейчас развиваются Первая, Вторая лиги? Делается очень многое. Насколько это успешно, насколько «в ногу»?

— Сто процентов нравится. И коммерческие доходы лиги, и партнеры, которые приходят — тому свидетельства. Команда очень крутая, разрабатывает интересные ходы, точно не отстает от старшего брата, Российской премьер-лиги. Понятно, что очень много всего надо делать. Это не то чтобы не в наших силах, но понятно, что мы ограничены инфраструктурой. Есть потолок, выше которого прыгнуть не получится. Если нет стадиона, света, точек питания, точек [доступа в] интернет, поле не очень, то шоу уровня Супербоула не сделать. Очень много факторов, которые от тебя не зависят. Там, где мы можем что-то сделать, мы реально стараемся. Мне кажется, что лига развивается. Не хочу сказать, что не развивалась раньше, но стагнации сейчас точно нет.

— Супербоул все берут как эталон, когда говорят о спортивном шоу. Понятно, почему. Понятно также, что у нас пока это не получится. Насколько возможно в рамках, допустим, Второй лиги сделать шоу?

— Все очень просто. Когда руководители поймут и начнут бюджетироваться из стратегии, что ты должен потратить на маркетинг и контент, который ты доносишь до болельщиков, плюс-минус столько же, сколько ты тратишь на спортивную часть, тогда мы точно сделаем шаг вперед. Пока руководители клубов всеми силами доказывают, отстаивают и заслуживают бюджет, а мы понимаем, что это в основном история помощи государства. Надо показывать новую стратегию. В современном футболе невозможно, когда тратишь 80-90% на спортивную часть. В 2024 году это уже старая школа.

— Проблема бюджетных денег же не в том, что они есть, а в том, что люди тратят, понимая, что получают, а не зарабатывают. Каков в наших реалиях правильный баланс между бюджетными средствами и коммерческими доходами?

— Это хорошая тема для дискуссии. Мы можем много говорить, что частные деньги лучше государственных, но на самом деле ничего нельзя резко делать. Сейчас такая модель. Когда-то мы, может быть, придем к другой. А может быть, мы сможем более эффективно использовать нынешнюю модель. Когда эти деньги будут пускать, чтобы дотянуться до болельщиков, на государственные деньги станут смотреть по-другому.

«Мы даем Зареме шанс вернуться в футбол»: интервью Дмитрия Кортавы

Дмитрий Кортава и Николай Осипов

Из личного архива Дмитрия Кортавы

— Взять пример «Зенита». Там есть колоссальные средства госкомпаний, но в то же время это передовой клуб страны по работе с аудиторией…

— Сто процентов — один из самых передовых. То, как они работают с болельщиками, то, как город живет командой, то, какие они делают шаги для своего продвижения… Когда приезжаешь в Санкт-Петербург, то от аэропорта или вокзала по магазинам и прочему ты сразу видишь качество. Надо отдать должное — в «Зените» хорошо работают.

— Год назад вы говорили, что абсолютно спокойны за развитие футбола в условиях санкций. А как обстоит ситуация сейчас? Кажется, что для Второй лиги все по-прежнему нормально, ведь ее клубы играют только на внутренней арене, а вот тому же «Зениту» без еврокубков тесно. Не только ему, но ему в первую очередь.

— Если мы говорим про отсутствие еврокубков, то да. Часто мы слышали, что теперь к нам не едут качественные легионеры. Мне кажется, сейчас вопрос по легионерам закрыт: мы научились искать футболистов на других рынках, которые не хуже точно. Понятно, что нельзя сыграть с большими грандами Европы, но внутри нельзя остановиться. Ты должен постоянно себя мотивировать. На месте «Зенита» — становиться десятикратным чемпионом. Выигрывать как можно больше, чтобы болельщик ходил на трибуны. Мне кажется, это тоже важные задачи. Почему нет?

В чем медиафутбол лучше профессионального

— В чем феномен Медиалиги? Есть разные мнения. Может быть, потому что тут клубы должны сами зарабатывать? У них нет бюджетных средств, они вынуждены выходить на самоокупаемость…

— Медиалига — это рыночная история, рыночная лига. Если есть интерес к твоей команде, твоим игрокам, то ты получишь хорошее финансирование. Нет интереса — иди и создавай его, чтобы этот интерес был. А то посмотрят на тебя один, второй сезон, и больше смотреть не будут. Это с одной стороны. А так, это что-то другое [по сравнению с профессиональным футболом], что интересно людям. Смесь спорта с реалити-шоу. Открытость, наверное, одним словом. Это более открытое хорошее любительское соревнование. Давайте так говорить (смеется).

— А если так посмотреть: у зрителей, которым нравится Медиалига, есть ощущение, что они могли бы играть там сами, и это их греет. А у тех, кому не нравится, то же самое ощущение, и они думают: зачем мне на это смотреть тогда?

— Кстати, никогда не слышал такую теорию. Мне кажется, нет.

«Мы даем Зареме шанс вернуться в футбол»: интервью Дмитрия Кортавы

Дмитрий Кортава и Николай Осипов во время матча МФЛ

Из личного архива Дмитрия Кортавы

— Если говорить о коммьюнити болельщиков, следящих за профессиональным футболом, то оно настроено по отношению к МФЛ агрессивно. Но в то же время футболисты, за которых это коммьюнити болеет, они практически все как раз Медиалигу любят. Есть ощущение, что МФЛ будет жива, поскольку молодое поколение футболистов как раз растет на этом, смотрит всех блогеров…

— Тут ответ очевиден. Контент, который создают игроки из медиафутбола, направлен на молодое поколение. Профессиональные футболисты просто не могут делать такое. Они внутренне не так воспитаны, с детской раздевалки. Не то чтобы это законом запрещено, просто есть такой внутренний кодекс. Поэтому, конечно, всю эту аудиторию будут забирать более открытые ребята из медиафутбола.

Но в то же время мне кажется, что те, кто агрессивно настроен к медиафутболу, когда попадают туда, влюбляются в него. Поэтому потенциал медиафутбола — в болельщиках из профессионального футбола, а не из других сфер.

— Этический момент: обилие нецензурной лексики, проскакивающей в медиафутболе. Понятно, что все это есть и у профессионалов, но оттуда просачивается в инфополе в несравнимо меньших объемах. Медиафутбол смотрят дети, а там постоянно агрессия, зло, конфликты, которые где-то могут быть наигранными, но тем не менее. И мат соответственно. Как с этим бороться или корректировать?

— Невозможно с этим бороться. Мы ничего не цензурируем. Как только начнем ограничивать, сразу все разрушится. Сама среда должна внутри себя эволюционировать так, чтобы исключить все плохое и оставить только лучшее и адекватное, а мы должны в этом ей помочь какими-то манипуляционными методами. Но мы видим у профессионалов драки, видим, как с трибун болельщики могут что-то кинуть. В медиафутболе ничего этого нет.

Изюминка медиафутбола

— Нет ощущения, что сейчас медийные клубы, особенно ведущие, скатываются в негативные моменты клубов-профессиональных — все больше закрываются. Особенно «2Drots» и «Амкал», который был вроде бы такой позитивный и открытый, а из-за гонки за результатами стал унылым. «Дроты» балансируют, но у них тоже есть эти моменты…

— Да, конечно, я все это замечаю. На самом деле мы находимся в таком зачатке футбола. Люди, которые делали профессиональный футбол, проходили все эти стадии по дороге к тому, что есть сейчас. Теперь их проходит медиафутбол. Ярко, более весело и открыто, но на самом деле мы не уникальные. Все, с чем сталкивался профессиональный футбол, со всем сталкиваемся и мы — один в один. Мы можем говорить сколько угодно, что мы не такие, но на самом деле от команд до руководства лиги — стадии все те же. Тут просто надо очень внимательно все отслеживать и на сто процентов сохранить все то, за что медиафутбол любят. Это открытость, когда ты не можешь отказать болельщику в фотографии, в интервью. Если это уйдет — будет очень тревожный звонок. Нынешнюю тенденцию я списываю на то, что все мы не железные, не идеальные. Ну, в данный момент вот так, да.

— Не боитесь, что контракты, которые, если изучить вопрос, видятся необходимостью, тоже уведут медиафутбол в унылость профессионального футбола?

— Нет. Это нормальный процесс — клубы защищают свои активы. Ничего страшного в этом нет. Если ты вкладываешься в своих игроков, ты должен быть спокоен, что не придет человек из другой сферы и просто у тебя их отберет. Нельзя сказать, что из-за этого медиафутбол все, умер. Он на разных этапах эволюционировал. Может быть, не мне говорить обо всей истории медиафутбола, не считаю себя его создателем, но какой-никакой опыт у меня есть и есть право на свой голос, потому что я для этой индустрии тоже кое-что сделал. Мне кажется, что идет эволюция процессов.

— А если посмотреть с обратной стороны: можно ли назвать эти контракты с игроками крутым элементом игры для болельщиков?

— Его надо таким сделать! Мы как лига должны прийти к тому, чтобы эти контракты обернули в определенный «гейминг». И тогда это будет прикольно. Не просто подписал контракт, и один у тебя лежит, один в лигу отправил и один у игрока. Это должно быть в разрезе Football Manager (видеоигра, где игроки управляют клубами как тренеры и менеджеры. — «Газета.Ru»). Вот это будет прикольно, круто и интересно. Не думаю, что это сложная история. Нужно небольшое волевое решение, и все. Внутри индустрии все более-менее знают, кто сколько зарабатывает. Это не секрет. Поэтому открыться как будто бы точно надо.

— То есть такая открытость, как в американских лигах, когда все знают все про финансовые условия, важна для медиафутбола?

— Это просто интересно. То, что ты не знаешь, к чему у тебя не было доступа. Мне нравится пример, когда был «биф» (публичное противостояние. — «Газета.Ru») Заремы (Зарема Салихова — спутница экс-владельца «Спартака» Леонида Федуна и бывший топ-менеджер красно-белых. — «Газета.Ru») с Telegram-каналами. Почему это привлекало внимание? Потому что никто не знал, как живут и управляют клубом самые боссы нашего футбола. Не генеральные менеджеры даже, а выше. Людям это интересно.

Раньше все рвались в раздевалку. СМИ, блогеры — надо посмотреть, что же там говорит тренер в этой раздевалке. Сейчас это не интересно, потому что все открыли раздевалки и показывают это. Сейчас вызывает интерес, как все управляется на самом верху. Но потом и это перестанет быть интересным.

Шанс для Заремы вернуться в футбол

— Как вы относитесь к Зареме вообще?

— Я просто не знаю ее. На определенных этапах жизни ты приходишь к пониманию, что кому-то просто создали образ, что он такой. Ты думаешь: что за крутой тип?! А когда начинаешь с ним общаться, вдруг понимаешь, что он ничего не решает на самом деле, просто так совпало. А бывает, что ты вообще не знаешь людей, а они управляют, важнейшие люди в механизме, и на них все держится. Не знаю, и мне не особо интересно, насколько Зарема сильна как управленец, какая у нее на самом деле была роль в «Спартаке». Но как я понял, ей было бы интересно поуправлять и доказать свою состоятельность. Мы же ей не раз предлагали войти в Медиафутбол как один из управленцев команд медиалиги. Где-то читал, что она как раз обучается управлению, и где, как не в Медиалиге, ты пройдешь практику, которую ты можешь получить только в боевых условиях?!

— Она не поверила в этот проект?

— Из того, что доносится до нас, положительного ответа пока нет. Но как будто бы ничего лучше, больше в плане медиаинтереса, давления, которое будет генерироваться… В сравнении со «Спартаком» это, может быть, другой уровень, но тот же Сослан Гатагов (экс-игрок «Спартака», главный тренер медийного клуба «Амкал». — «Газета.Ru») всегда говорит, что ту практику, которую он получает в Медиалиге, ему не сможет дать профессиональная Вторая лига. Там нет такого давления. В профессиональном футболе есть свои плюсы и «плюшки», но…

Очень жалею, что Зарема не заходит к нам, потому что это был бы хороший кейс в первую очередь для нее. У меня присутствует какая-то симпатия к ней. Может, потому что она — глоток свежего воздуха в нашем футболе.

«Мы даем Зареме шанс вернуться в футбол»: интервью Дмитрия Кортавы

Дмитрий Кузнецов, Дмитрий Кортава и Сослан Гатагов

Из личного архива Дмитрия Кортавы

— Можно сказать, что Медиафутбол — более дружелюбная среда по отношению к женщине, нежели профессиональный мужской футбол?

— Мы не знаем. По факту, у нас еще не было серьезных кейсов с девушками.

— Они уже были как игроки, хоть и не особо играли…

— Ну, женский футбол тоже есть. Было бы интересно посмотреть, как Зарема сталкивалась бы в конфликтных ситуациях в медиафутболе с мужчинами, и как бы они реагировали. Это же тоже важно. Думаю, у нас очень хороший плацдарм для управленца большого уровня. И еще на поверхности история с судьями. Много раз предлагал, чтобы молодые арбитры судили у нас. Не потому что я нашими недоволен, а в разрезе развития профессионального футбола. Мне кажется, это очень хороший экзамен и практика.

Осенью Кубок интересен только из-за медиакоманд

— Идея пригласить команды Медиалиги в Кубок России изначально ваша?

— Нет, не моя. Это идея Сан Саныча Алаева (президент РПЛ. — «Газета.Ru»). Помню момент, когда он рассказал об этом. Мы как раз в футбол поиграли и сидели в «Лужниках» на поле номер шесть. Он рассказал, что есть такая идея, и я в моменте подумал, что это очень круто. Сейчас как одна из идей рассматривается еще и приглашение студенческой команды в Кубок России. По мне, тоже очень хорошая мысль.

— Наверняка же в Российском футбольном союзе сразу не все были за медийные команды в Кубке?

— Точно деталей не знаю, но понятно, что многие были против. Там не все было сделано точно по регламенту. Вернее, по регламенту можно было бы придраться. Были сложные нюансы, но, благо, все уладили. И мы видим на данный момент, пусть никто не обижается, осенняя часть Кубка России интересна в основном из-за медийных команд. Это очень крутой кейс, который Сан Саныч придумал, а РФС реализовал, не стал вставлять палки в колеса и еще усилил.

— Кубок России на этих стадиях никогда не был так популярен, это очевидно. Все, даже те, кто не любит медиафутбол, смотрят эти стадии. Медиакоманды сразу показали, что они в порядке на этом уровне. За два года только одно поражение в основное время на три клуба. «Амкал» и «2Drots» вообще оказались максимально конкурентоспособными…

— «Химки» спокойно обыграли «2Drots» на самом деле, но это были высокая стадия и один из ведущих клубов Первой лиги.

Люди во Второй лиге выпали из реальности

— Для российского футбола хорошо, что медийные команды могут обыгрывать профессионалов? Тот же «Зоркий-Красногорск» на самый первый такой матч в истории выходил, словно на войну за весь профессиональный футбол. Так еще и проиграл ту войну…

— В медийных командах очень много качественных футболистов, которые могут играть в любой команде Второй лиги. Это раз. Я бы через ситуацию, которая нарисовалась в Кубке, затронул подход. Его надо менять.

Мне кажется, что в основном в клубах Второй лиги игрокам не надо тренироваться пять раз в неделю и посвящать себя только футболу. Если ты во Второй лиге, то ты точно должен что-то делать параллельно, как ребята из медиафутбола.

Если ты находишься во Второй лиге и горишь желанием идти выше, то у тебя будут дополнительные дни, чтобы ты оттачивал свое индивидуальное мастерство.

Я бы уходил от пяти командных тренировок — сто процентов, это не нужно. Ребят надо разгрузить. И, если мы хотим, чтобы у нас возраст ребят там был чуть постарше… А у нас сейчас очень омолодилась Вторая лига, и это не совсем хорошо…

— Разъясните, почему.

— Мы попадаем в определенный круг: молодой футболист должен развиваться в играх с мужиками. И ради этого создают «Спартак-2», «Зенит-2» и другие вторые команды. А они играют против таких же молодых ребят. И даже еще моложе. Теряется весь смысл.

— То есть эта пресловутая система, когда взрослые мужики в «подвале» профессионального футбола бьются в каждом матче за свои «кровные», она полезна?

— Конечно! В своем регионе играет футболист из этого же города! Но параллельно он должен заниматься еще и чем-то другим, это нормально. А вот эти пятиразовые тренировки, суперпрофессионализм, когда ты больше ничем не можешь заниматься, во Второй лиге, имею в виду лигу 2Б, не нужен.

— Потому что Вторая лига Б не способна обеспечить человеку, который там играет желаемый уровень жизни?

— Давайте так. Уровень жизни вырос. Зарплаты пропорционально во Второй лиге не выросли.

— И не вырастут. По крайней мере в ближайшее время…

— Да-да. Вот вам и ответ. Если руководители клубов и тренеры не среагируют, то потом… Постоянно слышу такие разговоры: почему к нам не приезжает футболист, мы ему хотим дать 50 тысяч рублей?! Ребята, без обид, это хорошие деньги, но сейчас любой 18-летний парень их заработает в Москве. И ему не надо будет никуда из нее уезжать и постоянно думать о футболе. Люди как будто выпали из реальности происходящего в жизни. Странная история. Во Второй лиге Б точно нужна революция с точки зрения подхода. И я бы хотел, чтобы в этих клубах играло больше местных ребят. Из своего города. Наплевать, что футболисту там 30, 35 лет. Я играл в липецком «Металлурге», там были взрослые пацаны из Липецка, мужики. Это было очень круто. Для меня как для человека, который всю жизнь прожил в Москве, было интересно поиграть именно с ними.

— И у вас как раз был там лучший этап в карьере…

— Да. Они несли этот культурный код города. Это здорово. А когда у тебя в команде 95% приезжие или молодые, которые даже уровень ЮФЛ-то не тянут (Юношеская футбольная лига. — «Газета.Ru»), медиакоманды их будут обыгрывать. С этим надо работать. В медиакоманды уже спокойно приходят игроки уровня Первой лиги.

— Много же разговоров идет о том, что МФЛ забирает игроков у профи. Давайте разграничим: если мы говорим о 2Б, то Медиалига для футболистов выглядит привлекательнее, а если речь об уровне выше, то уже профессиональный футбол. Верно?

— Есть очень много примеров, когда футболисты из 2Б не соглашались идти в медийные команды, потому что видят себя в профессиональном футболе. И это большая обманка, что все хотят играть в медиафутболе. Туда идут или те, кто уже поставил крест на профессиональной карьере, или те, кто не интересен профессиональному футболу даже на уровне 2Б.

Когда говорят, что мы не можем найти футболистов, потому что все они хотят выступать в Медиалиге, это неправда. Все совсем не так на самом деле.

«Мы даем Зареме шанс вернуться в футбол»: интервью Дмитрия Кортавы

Дмитрий Кортава в составе «Луч-Энергии»

Из личного архива Дмитрия Кортавы

Медиалига против сборной России

— Вытекающий из всего вышесказанного вопрос: Медиалига помогает развиваться профессиональному футболу?

— Сто процентов помогает. Затронем еще одну большую тему: никто, ни я, ни Коля [Осипов] не говорим, что мы лучше профессионального футбола, смотрите на нас. Мы делаем свое дело. Думающие люди увидят много хорошего и будут забирать из Медиалиги. Она точно помогает профессиональному футболу с точки зрения медиа, работы с болельщиками. В спортивном плане вряд ли — как раз в МФЛ все идет из профессионального футбола. Но это точно хороший референс, причем не только футболу! До нас доносились различные слухи, что в смежных видах спорта футбольную Медиалигу ставят в пример, как надо работать с аудиторией.

— Например, в каких?

— Не могу сказать, но игровых видов спорта не так много на самом деле. Догадаться легко. Очень популярные которые. Считаю, все это плюс для нашего профессионального футбола. Интересные противостояния вырисовываются в Кубке, мы сделали матч сборных Первой лиги и МФЛ, очень интересный.

— И тогда сборная ФНЛ вышла настроенной на этот матч!

— Да, огромное спасибо Калешину (главный тренер «Алании», возглавлял сборную Первой лиги в том матче. — «Газета.Ru») и всему его тренерскому штабу, ребятам. В следующий раз мы доработаем со стороны Медиалиги, чтобы ребята поехали на сборы. Да, их обыграли плюс-минус в одну калитку (4:0. — «Газета.Ru»), хотя это был хороший матч. Но люди-то не знают, что ребят МФЛ мы выдернули из отпуска. Как делает Кузнецов (экс-игрок ЦСКА и «Эспаньола», ныне главный тренер «2Drots». — «Газета.Ru») в «2Drots»: перед большими матчами он увозит команду на сборы на 7-10 дней ради одной игры. Так было с ЦСКА, так было с «Динамо». И мы видим результат, который они показывают («2Drots» обыграл ЦСКА со счетом 2:1 и с таким же счетом уступил «Динамо». — «Газета.Ru»).

«Мы даем Зареме шанс вернуться в футбол»: интервью Дмитрия Кортавы

Дмитрий Кузнецов и Дмитрий Кортава

Из личного архива Дмитрия Кортавы

В следующий раз для Медиалиги мы сделаем то же самое. Считаю, что сборная — это хороший кейс. И само противостояние «профики» против «медийных» — оно крутое, потому что в футболе вообще очень мало противостояний. Конечно хочется сыграть против национальной сборной России. Кажется, что это как будто бы рядом, но чего-то не хватает.

Что думаешь? Комментарии

Источник: www.gazeta.ru

Присоединяйтесь к нам в Google News, чтобы быть в курсе последних новостей
Love
Haha
Wow
Sad
Angry
Вы отреагировали на "«Мы даем Зареме шанс вернуться в футбол»: интер..." Только что