в

«Мы боимся, когда тихо»: как Белгород живет под обстрелами

«Мы боимся, когда тихо»: как Белгород живет под обстрелами На фоне усилившихся обстрелов из Белгородской области вывезут примерно 9 тыс. детей. Только за неделю в регионе погибли 16 человек, пострадало около 100. Жертвами атак нередко становятся дети: 19 марта 14-летний подросток во время обстрела потерял часть руки. Местные жители говорят, что перестали относиться к прилетам беспечно, а от детей пытаются скрыть смысл происходящего. Как регион больше недели живет под постоянными обстрелами — в материале «Газеты.Ru».

Власти Белгородской области вывезут около 9 тыс. детей в другие регионы из-за обстрелов ВСУ, сообщил губернатор Вячеслав Гладков на заседании президиума генсовета «Единой России», передает ТАСС.

«Большое количество сел на сегодняшний день мы отселяем… 22 [марта] 1,2 тыс. детей едут в Пензу, Тамбов и Калугу. Дальше Ставропольский край. Система выстроена», — уточнил губернатор.

Детей эвакуируют из Белгорода, Белгородского района, Шебекинского и Грайворонского округов. Все это — места, которые чаще всего попадают под обстрелы. Грайворонский округ 19 марта с утра полностью остался без электричества, так как «окончательно» разбита подстанция, отметил глава области.

«У нас за неделю погибло 16 мирных жителей, 98 человек ранено. В том числе девочка руку потеряла только что во время обстрела. Напряжение достаточно большое», — рассказал Гладков.

Принять белгородских детей среди прочих регионов согласился Ставропольский край. Губернатор Владимир Владимиров после выступления Гладкова сообщил, что обсуждал с ним ситуацию и сделает «все возможное».

«Внимательно следим за событиями на Белгородчине, переживаем за людей… В ближайшее время край готов принять до 1,5 тыс. детей из Белгородской области… Такие возможности в регионе есть. Предусмотрим не только проживание и питание, но и организацию уроков, чтобы не прервать учебный процесс», — пообещал Владимиров.

Это не первый раз, когда власти Белгородской области отправляют детей в другие регионы, но раньше речь шла о меньших цифрах. Так, прошлой весной и в начале лета на фоне постоянных «прилетов» в Воронеж временно вывезли 900 детей из Шебекинского и Грайворонского округов.

Жители жаловались, что эвакуация была платной. Цену за ребенка местные называли в разбросе от 3 до 6 тыс. рублей. На это шебекинский мэр Владимир Жданов заявил, что речь о «плановом оздоровительном отдыхе» детей в лагерях, а не эвакуации. Путевки выделили бесплатные, но родители действительно оплачивали автобусы.

«В сложной текущей ситуации мы «проглядели» этот важный вопрос. В течение недели обязательно вернем родителям сумму, потраченную на перевозку в лагерь детей», — обещал Жданов.

«Отшучивались, чтобы дети были спокойны»: как область живет под обстрелами

Обстрелы региона усилились с выборами президента и не прекратились после них. С начала недели в области жертвами прилетов стали несколько человек. В селе Никольское накануне снаряд попал в жилой дом, на месте погибла почти вся семья (мать, ее гражданский супруг, бабушка и сын-подросток). Из-под завалов спасли только маленькую девочку, она в реанимации. В другом поселке погиб мужчина из-за дрона-камикадзе.

Утром 19 марта в Белгородском районе четыре человека пострадали во время обстрела. Все из поселка Разумное с осколочными ранениями, 14-летнему парню оторвало часть руки.

Происходящее неизбежно влияет на детей. Особенно остро стресс проявляется у подростков, говорит психолог команды «Путь в Будущее» Екатерина.

«Чтобы вы понимали — ребенок 10 лет, который может нарисовать что-то конкретное, просто берет черный карандаш и начинает рисовать пятна. Когда ты спрашиваешь его — что это? Он начинает рассказывать, как он три дня сидел в подвале с мамой без воды и без света», — делится психолог.

От самых маленьких взрослые пытаются, пока возможно, скрывать реальность.

«Мы начинали придумывать, что это игра, квест… Что у нас тренируются ножки: мы с четвертого этажа спускались [во время обстрела], а пять этажей пройти для ребенка туда-обратно — это, конечно, тяжело. Ну, как могли, так и отшучивались, и придумывали что-то, чтобы дети были спокойны», — вспоминает жительница Белгорода Алена.

Раньше белгородцы относились к обстрелам более беспечно, признается горожанин Дмитрий. Сейчас при громких звуках «уже все прячутся».

«Мы настолько этим пропитаны, что мы боимся, когда тихо. Потому что ты понимаешь, что сейчас тихо и, скорее всего, через пару дней будет очень громко», — описывает жизнь под обстрелами Алена.

С начала конфликта она не разбирает собранные на всякий случай сумки с вещами. Кроме этого девушка теперь всегда берет с собой аптечку, которая стала «первой необходимостью каждого белгородца».

В Белгороде из-за обстрелов временно закрыли школы и вузы, торговые центры. Люди стараются не выходить на улицу без лишней необходимости, отмечает жительница Валерия Кайдалова.

«Людей на улицах нет, все сидят дома, боятся выходить. До этой недели такого не было, мы всегда гуляли. Сейчас в городе настолько тихо, что из звуков слышно только пение птиц. Создается ощущение, что Белгород стоит на паузе, как и вообще вся жизнь», — рассказала она.

Что думаешь?

Источник: www.gazeta.ru

Присоединяйтесь к нам в Google News, чтобы быть в курсе последних новостей
Love
Haha
Wow
Sad
Angry
Вы отреагировали на "«Мы боимся, когда тихо»: как Белгород живет под..." Только что