в

Музей мертвых кукол

Музей мертвых кукол

Москва все время удивляет чем-то новым.

Даже коренной житель столицы не знает всех тайных уголков родного города. Казалось бы, сто раз здесь проходил, а голову поднял — и, оказывается, никогда не замечал этого балкончика — единственного на весь дом сталинской эпохи. Или вдруг видишь, как на месте заброшенного детского садика вырос маленький сквер с народной библиотекой.

«Музей мертвых кукол» — с удивлением прочитала я вывеску перед аркой на Малой Молчановке. Через решетку чугунных ворот было видно, что по двум сторонам арки стоят лысые головы манекенов, а справа на стене нарисованы огромные портреты куклы Аннабель и Джокера.

Этот музей — единственный в мире — обосновался здесь два года назад. Здесь нет недостатка в посетителях. Оказывается, есть такие мастера, которые с наслаждением из красивых кукол делают страшных, пугающих. Это особое искусство, у которого много ценителей.

Гости гуляют по музею в кромешной тьме с фонариками и слушают истории с аудиогидом. Повести некоторых персонажей — это классика, а какие-то истории создатель музея Михаил Ветцель — большой поклонник жанра ужасов — придумал сам. Экспозиция музея постоянно пополняется. На сегодняшний день здесь около 380 кукол, но есть еще «кукольный и околокукольный реквизит». При помощи него каждая кукла находиться в определенной обстановке, соответствующей ее истории. Но в целом музей, как считает автор, еще очень молод, и Михаилу потребуется еще года два, чтобы приблизить его к условному идеалу. Михаил уже установил деловые связи со всеми мастерами, профессионально занимающимися именно такими персонажами.

— Как коллекционеры обычных кукол относятся к вам, к музею? Общаетесь ли вы между собой?

— Мы встречались только раз — на Международном салоне авторских кукол в 2020 году. Это мероприятие проходило спустя месяц после открытия Музея мертвых кукол. Тогда многим профессионалам казалось, что мой проект обречен на неудачу в силу своей мрачной специфики. Но, честно говоря, на мой энтузиазм это никак не повлияло.

Любой предприниматель знает, что успех его детища зависит от степени одержимости, с которой он готов вкалывать. Прозвучит самовлюбленно, но у перфекционистов редко случаются крупные провалы. Отношение же со стороны настоящих серьезных коллекционеров — снобистское. Но я не в обиде.

— Самый дорогой экспонат музея?

— Такого нет. Есть порядка десятка кукол, которые обошлись мне в 70-80 тысяч рублей.

— А самый ценный для вас?

— Любимых кукол около тридцати, примерно десять из которых для меня практически бесценны — Эмма, Мстислав, Ингрид, Артем, мистер Панч, Соня, Виктория, Офелия, Форест, Бриджит.

— Почему, по вашему мнению, люди так боятся страшных кукол? И действительно ли они страшны?

— Знаете, страх, как и красота — в глазах смотрящего. Для меня и работниц музея наши куклы красивы.

— Вы действительно находите в них определенное очарование?

— Разумеется. Чем лучше разбираешься в искусстве, созданном с целью оттолкнуть или даже шокировать зрителя, тем больше тонкостей и нюансов в таком творчестве ты можешь заметить. Жуткие куклы нравятся тем, кто чувствует и понимает, что «безобразное» — это всего лишь эстетическая категория, которая противоположна «прекрасному», а вместе они — равноудалены от нормальности и обыденности реального мира.

— Много ли у вас сторонников, разделяющих эти убеждения?

— Конечно, наш музей подходит для посещения далеко не каждому. Людям, которые не знакомы с хоррор-культурой, здесь делать нечего. Иногда такие забредают к нам, но их хватает на тридцать-шестьдесят секунд, после чего они, побледневшие, выходят из зала, получают назад деньги за билеты и с облегчением покидают наш мрачный кукольный приют.

Тем не менее, посетителей приходит много. Если говорить о выходных днях, то я бы даже сказал, что слишком много. Музей создавался не для заработка, что, судя по всему, сумели прочувствовать многие наши гости. Есть даже посетители, которые приходят в музей по несколько раз.

— Ваш музей охраняется ночью? Не покушались ли на вашу коллекцию?

— Мы делим двор с Верховным Судом Российской Федерации. Потенциальному злоумышленнику уготован суровый приговор, который будет немедленно приведен в исполнение самыми кровожадными из наших кукол.

— Не планируете развивать тему: может быть, открыть кафе мертвых кукол или отель?

— Кафе и отель — это бизнес ради денег. Мне это представляется очень скучным занятием…

Хотя Михаил Ветцель — бизнесмен, он утверждает, что деньги для него не главное. Главное — чтобы душа радовалась. Поэтому шесть лет назад и возник проект подобного музея. Михаил подумал: «А почему это у меня дома нет ничего жуткого?» И начать решил именно со страшных кукол, которых до этого он видел только в кино.

— Когда первая куколка оказалась у меня в руках, я был впечатлен ее образом, даже несмотря на то, что она была достаточно простенькая — обычная девочка с печальным взглядом. Кроме всего прочего, она отлично смотрелась на полке. В тот же день я заказал вторую куклу. Это была Лотти, одна из немногих кукол, которая живет у меня дома, а не в музее. Где-то до пятнадцатой куклы я действовал по тому же принципу: пришла кукла — заказал новую. В какой-то момент стало очевидно, что им следует жить в отдельном помещении — в музее. Укрепило мое намерение то, что до сих пор аналогичного музея, посвященного жутким куклам, в мире нет.

Выбирая название между Музеем страшных кукол и Музеем мертвых кукол, бизнесмен отдал предпочтение последнему, чтобы отпугнуть неподготовленную часть посетителей, которая не интересуется жанром ужаса и ничего в нем не смыслит. Он решил посвятить жизнь созданию контента в жанре хоррор и его популяризации.

— Музей мертвых кукол — мой первый крупный проект, — говорит Ветцель. — Сейчас на подходе другой — более значительный, на мой взгляд, но какой, пока сказать не могу. Не уверен, что россияне его вообще увидят в обозримом будущем, так как последние события смешала все карты. Я — предприниматель, если речь идет о заработке, но в широком смысле слова меня можно было бы назвать художником, хотя я не люблю это слово из-за его романтического окраса. Я люблю жанр ужасов. Больше всего — в кино. Потихоньку продвигаясь вглубь истории его развития, я дошел до 30-х годов. Примерно через два года уже не останется значимых фильмов ужасов, которые я не смотрел, и мне придется начать смотреть их по второму разу уже с целью более глубокого анализа.

Жанр ужасов обладает большим числом достоинств и преимуществ. Это самый бунтарский и самый физиологичный жанр, он изучает природу всех разновидностей физического и нравственного страдания, у подготовленного зрителя он вызывает яркий и выраженный катарсис. Кроме того, темное искусство абсорбирует стресс и другие негативные переживания, позволяет авторам и его аудитории легче переживать тяжелый опыт, подготавливает человека к экстремальным вызовам этого мира…

Конечно, точка зрения не бесспорная. Но, как говорится, она тоже имеет право на жизнь. То есть на существование…

Наталия Журавлева

This post has already been read 5 times!

Присоединяйтесь к нам в Google News, чтобы быть в курсе последних новостей
Love
Haha
Wow
Sad
Angry
Вы отреагировали на "Музей мертвых кукол" Только что