в

«Могу совершать ошибки»: Поклонская о новой работе и отношениях с «Единой Россией»

«Могу совершать ошибки»: Поклонская о новой работе и отношениях с «Единой Россией»Наталья Поклонская дорабатывает последние месяцы в статусе депутата Госдумы — избираться в новый созыв экс-прокурор Крыма не намерена. В интервью «Газете.Ru» она рассказала о своем решении отказаться от участия в праймериз «Единой России», отношениях с руководством партии, политических амбициях и проектах по налаживанию отношений с Украиной.

О решении снять кандидатуру с праймериз

— Мы хотели, конечно, в первую очередь поговорить о том, что произошло во время праймериз «Единой России». Ваше участие в них давало повод подумать, что вы намерены бороться за депутатский мандат снова. А потом вот решили снять кандидатуру.

— Ничего не произошло. Я поменяла свое решение, потому что иду на другую работу.

— Можете рассказать ради какой работы вы передумали? Какой китель вы собираетесь примерить?

— Нет, не могу пока сказать.

— А территориально где именно вы будете работать? Крым? Москва?

— Нет, я не могу сейчас отвечать на эти вопросы. Попозже придет время. Всему свое время.

— И когда это время придет?

— Я не знаю.

— Как ваши избиратели, которые вас поддерживали и на прошлых выборах, и на праймериз сейчас, отреагировали на ваше решение отказаться от участия в выборах?

— С пониманием. В любом случае я очень благодарна каждому человеку.

И не важно, на какой должности, в каком месте я буду работать дальше, все равно я людей никогда не оставлю и буду помогать. Ко мне можно будет обратиться в любом случае.

Мои соцсети, все мои публичные каналы не закрываются, а наоборот будут развиваться. Поэтому я общение с гражданами не прекращаю.

— Когда вы получили предложение о новой работе, вы долго думали вообще?

— Нет, не долго думала, потому что я не боюсь изменений, я хочу идти дальше. Я не держусь за кресло зубами, руками, ногами, лишь бы меня никуда не перевели, из комфортной среды не вывели. Нет, я этого не боюсь. Я иду дальше, буду работать, буду получать опыт для того, чтобы пригодиться нашей стране еще больше.

— То есть тот факт, что люди уже начали голосовать за вас на праймериз, никак не мог повлиять на ваше решение? Вы ведь получили предложение уже после начала праймериз, да?

— А какая разница? Разницы абсолютно здесь нет, когда, что и от кого поступило. Решение принято. Я сказала, что людей никогда не оставлю. Поэтому в любой должности всегда буду им помогать. И никого не подведу.

О работе в Государственной думе

— Давайте тогда подведем итоги последних пяти лет, которые вы провели в парламенте? Вы сами говорили, что за эти годы довольно сильно изменились, это заметно и по изменению вашей риторики: с «ультрапатриотичной» до более либеральной. С чем это связано в большей степени? Можно ли говорить о разочаровании от каких-то российских реалий в политике?

— Абсолютно никаких разочарований у меня нет. Смена моей риторики связана с тем, что я живой человек, живой политик. Я на самом деле меняюсь. Это нормально для живого человека. В какие-то крайности я не ухожу. Исходя из полученного опыта делаю заявления, которые могут отличаться от предыдущих.

Я не могу сказать, что я из какой-то крайне патриотической линии перешла в крайне либеральную. Нет. Я не отношу себя ни к одним, ни к другим. Я — это я. Наталья Поклонская.

Я поступаю по совести. Делаю заявления так, как мне говорит мой внутренний голос, мой опыт, моя жизненная позиция. Я вообще не думаю об отклонении от какой-то линии. Я не ограничиваю себя линией ультрапатриотических, либо либеральных взглядов. Для меня их просто нет.

— Вы с большим трепетом постоянно говорите о проблемах Крыма. Но при этом, как я понимаю по предыдущим заявлениям, вы часто сетовали, что с думскими полномочиями у вас не было таких инструментов, как были бы, скажем, в прокуратуре или в другом каком-то органе. Вы считаете, что существующих полномочий депутатов именно Государственной думы достаточно? Не должно ли их быть больше?

— Нет, я так не считаю. Более того, я никогда не сетовала на отсутствие и нехватку каких-то инструментов для решения проблем. Мне всего хватает. Тут необходимы желание и готовность добиваться своей цели. У меня есть инструменты — это депутатский запрос, это мой авторитет, это моя публичность. Я стараюсь привлекать прессу, выносить проблемы в публичное поле, чтобы к их решению подключалась вся общественность.

Не всегда получается решить все проблемы, но это зависит не от того, что мне чего-то там не хватает. Может быть мне опыта где-то не хватает, но точно не полномочий.

Не выдавать же депутатам безграничные полномочия? Это неправильно. Необходимо использовать те механизмы, те инструменты, которые есть. Депутатов у нас очень много — это тоже нужно учитывать.

Есть прокуроры, есть полиция, которая имеет свои инструменты. А депутат выступает в роли катализатора. Он может запустить проверку, обратиться в компетентные органы. Другой вопрос, как компетентные органы полномочные используют те самые полномочия, которых достаточно для устранения каких-то нарушений закона, либо восстановления прав.

— А на новой работе у вас будет достаточно полномочий для эффективного решения проблем Крыма?

— И на предыдущей работе, и на новой работе мне всегда хватает полномочий.

— Чем больше всего вы гордитесь, какими достижениями за время работы именно в Думе?

— 15 тыс. обращений граждан, которые мы рассмотрели. Большинство их них были рассмотрены в положительном аспекте, и разрешены в интересах людей. Я думаю, что это существенно. Для любого человека, у которого есть проблема и она решилась — это существенный вклад.

Еще благодаря моему вмешательству и благодаря активной позиции общественности удалось остановить строительство креветочной фермы на западном берегу Крыма. 22 гектара пляжа черноморского побережья, золотых песков остались пляжем. Туда могут приехать отдыхающие, полюбоваться красотами моря, золотым песком. И местные жители тоже могут пойти на пляж. Это мы отвоевали. Это тоже достижение.

— Будете ли вы по чему-либо скучать, по работе в Думе?

— Я никогда ни по чему не скучаю.

О планах в политике

— Я так понимаю, вы уходите из политики. Сохраняются ли у вас на будущее какие-то политические амбиции? Или вы пока об этом не думаете?

— Я думаю и о новой работе, и о политических амбициях, и о получении нового опыта, который пригодится в будущей политической деятельности.

— После вашего голосования против пенсионной реформы руководитель думской фракции «Единая Россия» Сергей Неверов достаточно жестко высказывался. Сейчас какие у вас отношения с руководством фракции, остаетесь ли вы в контакте с ними?

— У нас хорошие отношения с руководством фракции. Неверова и всех остальных руководителей я очень понимаю, потому что на тот момент я действительно нарушила фракционную дисциплину. Но я сделала такой выбор. И никаких обид, абсолютно никаких недопониманий с моей стороны нет. Я понимаю, что я нарушила. Я понимаю, что я заслуживала и вопросов определенных, и негодований.

Мы обсудили ту ситуацию и все уладили. Все понятно, все ясно, все нормально. И отношения у нас хорошие. Нет никаких ущемлений в мою сторону со стороны руководства фракции «Единая Россия». Хорошие отношения, ровные, нормальные, рабочие.

— Можно ли сказать, что вы жалеете о том своем решении?

— Это был мой выбор. Я никогда ни о чем не жалею, а иду дальше. Просто анализирую и понимаю, где я ошиблась, где можно было поступить иначе. Но все мои ошибки — это мои ошибки. Все мои победы — это мои победы. Все мои смелые решения, мой выбор — это мой выбор. И я за него готова ответить и отвечаю, и буду отвечать всегда.

Я буду действовать только в интересах страны, в интересах людей. Стараться так делать. Но ошибки я тоже могу совершать.

То, что я нарушила фракционную дисциплину — да, я ее нарушила, я это признаю. Но это мой выбор. И «Единая Россия» меня за это не казнила, нигде за углом не расстреляла. Все нормально.

— Вы шли на праймериз от «Единой России», и вот вы сейчас говорили, что у вас сохраняются политические амбиции на будущее. Эти амбиции будут реализовываться совместно с «Единой Россией»?

— Нет, я не могу этого сказать. Потому что я не знаю, как будет дальше. Но ни в какую политическую силу я не вхожу и входить не собираюсь. Создавать тоже ничего не собираюсь. Я член фракции «Единая Россия», но я не член партии. Я была рекомендована и была приглашена «Единой Россией». Поэтому я поддерживаю эту политическую силу. И это ведущая политическая сила нашей страны. Но в другие какие-то политические партии я никуда не заглядываюсь, и никуда не собираюсь бежать.

— Были какие-то предложения от других партий?

— Я не могу отвечать на этот вопрос, потому что если даже и были какие-то предложения, то об этом пусть они говорят. Я не буду комментировать. Может быть это их секрет или тайна. Я не хочу их раскрывать. Но я никуда не собираюсь.

Об отношениях с Украиной

— Вы выступаете за переговоры с Украиной, поиск общего языка, компромиссов. Но в это же время со стороны Украины мы видим только агрессивную риторику, в том числе в отношении вашего родного Крыма. Как можно искать компромисс, когда вторая сторона полностью отвергает такую возможность?

— Я считаю, что нужно продолжать работать в этом направлении, потому что, как известно, когда замолкают дипломаты, включаются военные. Я против этого. Я считаю, что мы разумные люди. У нас в багаже богатая история в том числе на, к сожалению, трагические события: войны, перевороты. Мы должны делать из нее какие-то выводы и беречь наш мир.

Поэтому нужно делать все возможное для того, чтобы договариваться, сохранять диалог. А те, кто не умеют говорить, наверное, остаются и останутся где-то в прошлом. В будущем вообще, на мой взгляд, нужно всем как-то объединяться. Так что сейчас стоит думать о том, как сохранить то, что мы имеем, а не работать на разрушение.

— Президент Путин часто говорит, что по его мнению, русские и украинцы — это один народ. Вы согласны с такой точкой зрения?

— У нас одна история и одни корни. С этой точки зрения мы действительно один народ. Но на сегодняшний день, знаете…

Украина всегда старалась отстоять свою уникальную идентичность. И это их право, потому что действительно украинские культура, традиции, обычаи — они уникальны и их надо сохранить.

Точно так же и в России. В любом субъекте есть своя изюминка — народность, песни, диалект, акцент, речь. Есть определенные вещи, которые в каждом регионе уникальны.

На Украине эта уникальность сегодня используется для того, чтобы показать, что в этой стране живет другой народ. Нет, мы народ, который имеет общие корни, общую историю. Это тоже нужно ценить, не забывать. Но и развивать свою самоидентичность.

Я за то, чтобы понимать, что Украина имеет свою самоидентичность. Но Россия — огромная страна, в которой своей самоидентичностью обладают многие народы, у которых в то же время одни корни и одна история.

— У вас есть какие-то личные проекты для налаживания связей с Украиной?

— Да, у меня, конечно, были проекты и есть сейчас. Но, к сожалению, пока положительных результатов нет.

Я считаю, что очень хороший был шаг, когда тот же Дмитрий Гордон взял интервью у меня. Потому что моя позиция была донесена до жителей Украины, до тех людей, которые имеют право слышать из первых уст — а что, собственно говоря, случилось, и почему так. Чтобы не просто пропагандой кидаться, а послушать человека напрямую. Это нормально. Это хорошо.

Другие проекты — да, ведутся определенные переговоры. Но я о них говорить не могу, потому что я могу подвести людей, которые находятся на Украине.

— А вас не смутило высказывание Дмитрия Гордона после интервью о том, что его разговор с вами прошел в рамках сотрудничества со спецслужбами Украины? Он флешки уже какие-то «послал в Гаагу».

— Нет, меня абсолютно это не смутило, потому что та ситуация, которая сегодня на Украине происходит, вынудила, наверное, Дмитрия Ильича такие заявления делать.

Но меня смутило интервью Стрелкова. И я даже где-то расстроилась, что его интервью пошло вслед за моим.

Но я все понимаю. Вот результат того давления в Украине, разгула преступности, поддержки националистов, которые не позволяют людям в стране иметь альтернативное мнение.

— Вы считаете Стрелкова преступником?

— Я не могу считать никого преступником, я прокурор. Чтобы кого-то назвать преступником, нужен приговор суда. Я просто во многих вещах с ним не согласна, они вызывают некое недопонимание. Я не поддерживаю вещи, о которых рассказывает этот человек.

— Что вы думаете по поводу Владимира Александровича Зеленского? Как вы к нему сейчас относитесь? Есть мнение, что в отношении русского населения, русского языка он действует даже жестче, чем Петр Порошенко.

— Я думаю многое, но что там на самом деле на Украине происходит, и как оценивать его действия, наверное, лучше спрашивать у жителей Украины. Крым никак не относится к этой категории граждан.

Смотря со стороны на то, что он делает, да, видно, что он человек абсолютно несвободный, вынужденный делать то, что ему говорят откуда-то, ущемлять права русскоязычного населения, нарушать права этих людей, вести агрессивную политику против России, не заканчивать войну в Донбассе, и все остальное. Это все видно со стороны.

Источник: www.gazeta.ru

Присоединяйтесь к нам в Google News, чтобы быть в курсе последних новостей
Love
Haha
Wow
Sad
Angry
Вы отреагировали на "«Могу совершать ошибки»: Поклонская о новой раб..." Только что