в

Картаполов рассказал, кем в зоне СВО служат бывшие заключенные: «Не поварами и не водителями»

Госдума во вторник единогласно приняла в первом чтении законопроект об освобождении от уголовной ответственности и наказания обвиняемых и осужденных, заключивших контракты с Минобороны. Схема, к которой так или иначе прибегают уже не первый год для пополнения рядов участников СВО, будет закреплена на уровне Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов. Правда, далеко не всех сидельцев возьмут на контракт. Да и сделка эта суровая: с «зоны» тюремной в зону боевых действий вчерашние зеки идут отнюдь не поварами.

Картаполов рассказал, кем в зоне СВО служат бывшие заключенные: «Не поварами и не водителями»

Один из соавторов законопроекта, глава комитета ГД по законодательству и госстроительству Павел Крашенинников подчеркнул: мы сейчас имеем дело по сути с третьей волной привлечения осужденных к участию в СВО.

— Первый этап – это когда (заключенные – прим. МК) выпускались из пенитенциарной системы по индивидуальным актам помилования, они заключали контракты и воевали… в той организации, — напомнил Крашенинников, с чего все начиналось еще в 2022-м.

Затем, в июле 2023 года был принят специальный закон №270, в котором была прописана схема участия подследственных и осужденных в спецоперации. Этому закону изначально отводилась временная миссия. И вот теперь, когда стало совершенно ясно, что алгоритм рабочий, пришло время поднять его на новый уровень и вписать в УК и УПК, а заодно и в закон «О мобилизационной подготовке и мобилизации». Ну а 270-й закон планируется отменить за ненадобностью.

— Мы начинаем третий этап привлечения тех лиц, у которых есть проблемы с законом, — сказал Крашенинников.

Механизм пусть и рабочий, но для думцев он стал открытием. Вопросы на авторов так и посыпались. Например, парламентариев интересовало, на какой срок бывшие зеки будут заключать контракт – чем тяжелее преступление, тем дольше на фронте? 

— У нас есть целый перечень тяжких статей, по которым такой контракт просто невозможен, — объяснил Павел Крашенинников, — Это и педофилы, и террористы. С теми, кто совершил такие преступления, контракт заключаться просто не будет. Что касается прекращения контракта, в законе есть механизм – это получение госнаграды, возраст и ранение или окончание периода мобилизации.

Еще один автор законопроекта, глава комитета ГД по обороне Андрей Картаполов уточнил, что как только сиделец попадает в зону СВО, его начинают контролировать командиры. И по окончании контракта дают характеристику, где указывают, как человек выполнял свои обязанности, достоин ли он каких-то дополнительных преференций. Этот механизм уже отработан, сомневаться не в чем, заверил депутат.

— Зачем это мы им даем возможность соскочить? – возмутился по ходу обсуждения законопроекта депутат-коммунист Михаил Матвеев. Им бы сидеть и сидеть, а их вдруг отпускают.

— Потом они будут защищены законом против дискредитации участников Вооруженных сил, — возмутился парламентарий.

Крашенинников постарался утихомирить коллегу. Во-первых, люди в зону СВО с зоны тюремной идут сознательно. Во-вторых, не сказать чтоб многие туда рвались. Это тяжелая история, не каждому под силу. Да и само Министерство обороны не с каждым будет заключать контракт, отметил глава законодательного комитета.

— Там нужны конкретные люди, которые нужны стране и имеют физические и профессиональные возможности. Поэтому я бы с «соскочить» здесь был бы поаккуратнее, — пожурил Матвеева Крашенинников.

— Они уходят не поварами и не водителями. Из них формируют штурмовые подразделения, — объяснил Картаполов, — Одно дело баланду хлебать, и совсем другое – каждый день в атаку ходить. Непонятно, сколько у них этих дней останется.

В зале отчетливо нарастала тревожность: а не опасно ли это вообще с точки зрения последствий для общества? Дескать, сегодня мы отпускаем арестантов на фронт, у них там психика слетает с катушек, а потом куда они пойдут? К нам, в мирную жизнь? И вообще, сколько их оттуда возвращается? В том смысле, это прям опасно или не очень?

Лучшего способа взбесить главу комитета по обороне, пожалуй, придумать сложно. Но Андрей Картаполов сдержался. Лишь сквозь зубы процедил, что статистика возвращенцев с фронта из числа бывших зеков, конечно, есть. Но озвучивать он ее не будет. «По понятным причинам», — сказал депутат. Статистика, в общем, скромная.

А испуганных перспективой столкнуться на кассе в супермаркете с такими бойцами Картаполов предложил пораскинуть мозгами. Вот отсидят они свои, положим, 10 лет. Как там у них будет с психикой после стольких лет в застенках, все хорошо?

А тут хотя бы люди будут в прямом смысле кровью искупать вину. Может пенитенциарная система и исправляет , но есть все основания полагать, что фронтовая жизнь исправляет тоже.

Некоторых думцев интересовала статистика рецидивов. Сколько вернувшихся с фронта бывших заключенных, включая бойцов ЧВК «Вагнер», совершили новые преступления?

— Такая статистика, конечно, есть. Но она небольшая, — ответил Картаполов, — А что касается лиц, возвратившихся с СВО, — СВО еще не закончилась. Она продолжается, и эти лица должны там свои задачи выполнять. И мы даем им такую возможность.

Присоединяйтесь к нам в Google News, чтобы быть в курсе последних новостей
Love
Haha
Wow
Sad
Angry
Вы отреагировали на "Картаполов рассказал, кем в зоне СВО служат быв..." Только что