в

Хатылев назвал меры, как избежать «дружественный огонь» со стороны ПВО

Интенсивные боевые действия в зоне СВО за два года выявили немало «узких мест», с которыми надо обязательно справиться, чтобы победить. Например, никуда не делся фактор так называемого «дружественного огня» при организации взаимодействия своей противовоздушной обороны и авиации. Явление это международное, известное военным всех стран. Для него как раз и придумали этот термин «friendly fire» — дружественный огонь. О том, как свести эту проблему к минимуму, «МК» рассказал бывший начальник зенитных ракетных войск командования специального назначения (Московский округ ПВО) Сергей Хатылев.

Хатылев назвал меры, как избежать «дружественный огонь» со стороны ПВО

К сожалению, изжить удары своей ПВО по своим самолетам пока не удалось. Ведь, вроде бы, есть система опознавания «свой-чужой», и наши зенитчики не должны бить по своим. Почему?

— Причины дружественного огня чаще всего лежат в организационной, технической и тактической плоскости. То есть смысл в чём?

За организацию взаимодействия отвечает старший начальник. Сегодня главкомат Воздушно-космических сил (ВКС) объединяет в себе и ВВС и ПВО. До объединения Войска ПВО и Военно-воздушные силы были самостоятельными видами Вооруженных сил. Они решали вопросы межвидового взаимодействия, в том числе и в плане того, как исключить работу ПВО по своим самолетам. Раньше было всё понятно. Войска ПВО, как вид Вооруженных сил, включал рода

войск: зенитно-ракетные войска, истребительную авиацию, радиотехнические войска и специальные войска.

Сейчас ПВО и ВВС находятся в статусе родов войск. За организацию их взаимодействия отвечает главкомат ВКС. Именно он должен уточнить или разработать новые документы по организации взаимодействия родов войск и различных подразделений.

— А что системой опознавания «свой — чужой»?

— В условиях проведения специальной военной операции вопросы работы системы «Пароль» или, как вы ее называете — «свой — чужой» требуют пристального контроля.

Раньше, буквально десять лет назад, был жесточайший контроль со стороны Генерального штаба, проводилась ежемесячно тренировка. При смене кодов, когда проводилась тренировка под руководством Генерального штаба, его представители выезжали в войска, вплоть до штабов дивизий и контролировали выполнение всех технических и тактических мероприятий.

Поднимался в воздух специальный самолет, и он в заданном направлении, по заданному маршруту пролетал и оценивал работу аппаратуры опознавания «свой-чужой». После этих тренировок делались определенные выводы, и соответственно строго за это спрашивали. Как это проводится сейчас, в условиях спецоперации, это другой вопрос. Но, наверное, необходимо на это обратить особое внимание.

— Что же делать, чтобы исключить никому не нужные потери от своего огня?

— Надо исключить технические ошибки в работе зенитных расчетов. Они обязаны определить — свой это или чужой самолет на их радарах. Система опознавания должна быть переведена в нужный режим, должны быть введены нужные коды, они должны быть проконтролированы. Надо исключить любую техническую неисправность.

Дальше. Необходимо разработать четкие руководящие документы по организации взаимодействия авиации и противовоздушной обороны. Тут есть много проблем и по малым высотам, и по взаимодействию с большой ПВО, сухопутной ПВО и ПВО Военно-морского флота. Обязательно необходимо Генеральному штабу вмешаться в этот процесс и определить директивно, жестко все принципы и методы взаимодействия.

— А что с аппаратурой системы «Пароль»? Она не устарела?

— Система была внедрена более 30 лет назад. Модернизация и доработки, разумеется, проводились. Но, наверное, сегодня возникает вопрос о гарантированном и стойком опознавании.

Почему? Потому что, во-первых, очень много появилось различных воздушных объектов, которые подлежат контролю. Я имею в виду и беспилотники, и высокоточные ракеты, и гиперзвуковые аппараты.

Кстати, с точки зрения системы контроля воздушного пространства, которой занимается Росавиация, ослаблена. Если раньше был военный сектор в системе управления воздушным движением, то сегодня этого сектора нет.

И вся система от контроля воздушного пространства изменилась, по сравнению с тем, что было 15-20 лет тому назад. Наверное, в этом тоже есть какие-то недостатки, которые необходимо оперативно устранить.

Таким образом, все, что сегодня существует с точки зрения опознавания, взаимодействия и боевого применения именно в условиях спецоперации, должно быть четко регламентировано. Здесь надо четко определиться, отградуировать все обязанности, оценить возможности и четко прописать, как и где это должно делаться, каким образом.

Присоединяйтесь к нам в Google News, чтобы быть в курсе последних новостей
Love
Haha
Wow
Sad
Angry
Вы отреагировали на "Хатылев назвал меры, как избежать «дружественны..." Только что