в

Экс-глава МВД раскритиковал приказ Кадырова: «Не нужно повторять «Кровавое воскресенье»

Глава Чечни приказал местным силовикам максимально жестко подавлять возможные массовые волнения: в случае неповиновения после трех предупредительных выстрелов следует стрелять на поражение. Прокомментировать это распоряжение мы попросили Анатолия Куликова — генерала армии, президента клуба военачальников РФ. В 1990-х Анатолий Сергеевич командовал Объединенной группировкой федеральных сил в Чечне, занимал посты заместителя председателя правительства РФ и министра внутренних дел России.

Экс-глава МВД раскритиковал приказ Кадырова: "Не нужно повторять "Кровавое воскресенье"

Приказ, уточним, адресован расквартированным в республике подразделениям Росгвардии и органам внутренних дел. Как специально отметил глава Чечни, в случае чего силовики могут ссылаться на его заявление. Буквально же Рамзаном Кадыровым было сказано следующее: «Если у нас хоть один человек выйдет на несанкционированные беспорядки, задержать и посадить его. Или сделайте три предупредительных выстрела в воздух и после этого, если человек не выполняет требование закона, — четвертый выстрел сделайте в лоб. Больше не выйдут. Это мой приказ».

— Анатолий Сергеевич, во-первых, правомочен ли глава региона отдавать такие приказы силовикам?

— У нас федеративное государство, в котором и полиция, и Росгвардия являются федеральными структурами. Муниципальной полиции у нас практически нет. Но и муниципальная полиция руководствуется теми же правилами применения спецсредств и оружия, что и федеральные органы. Поэтому никакая самодеятельность здесь недопустима.

Возможно, Рамзан Кадыров заявил это, так сказать, в эмоциональном порыве. Или с желанием предупредить беспорядки. Но существует общий порядок, одинаковый для всех субъектов Российской Федерации. Росгвардия и полиция руководствуются федеральными законами. То есть Рамзан Кадыров, при всем моем уважении к его работе, не может отдавать такие распоряжения федеральным органам.

— Насколько вообще применение оружие в подобных ситуациях соответствует нашему законодательству?

— Это зависит от обстоятельств. Согласно нашим законам и уставам, оружие применяется только при угрозе жизни окружающих или жизни самого сотрудника правоохранительных органов. Если преступники сами используют оружие, расстреливают кого-то, тогда оружие применяется без предупреждения. Если они только угрожают его применить, тогда их предупреждают, затем — предупредительный выстрел, и лишь после этого открывается огонь на поражение. В инструкциях все расписано.

— Как видим, есть у нас сторонники более жесткого подхода.

— Ну, знаете, желания — это одно, а реальность — совсем другое. Вот представьте себе: поступит команда «огонь» — в нарушение инструкции, устава. Кто будет нести ответственность? Тот, кто применил оружие. Приказ, отданный кем-то устно, на эмоциях, к делу не подошьешь. Для прокурора основанием является действие. Поэтому кто бы что ни говорил, а действовать следует строго по уставу.

— С точки зрения эффективности такая «решительность» тоже, мягко говоря, вызывает сомнения. Есть немало примеров в истории, когда применение оружия при подавлении массовых волнений лишь подливало масла в огонь.

— Ну, конечно. Если незаконно применить оружие, ситуация вообще может выйти из-под контроля. Вспомните, к каким последствиям привело убийство полицейским чернокожего в Соединенных Штатах. При том что полицейский действовал по инструкции — просто не рассчитал силы. Тем не менее по всей Америке пошла волна.

— У нас и у самих таких историй навалом: и «Кровавое воскресенье», и Ленский расстрел, и Новочеркасский расстрел… —

— Совершенно верно. Поэтому еще раз: закон одинаков для всех. Пусть даже это несовершенный закон — он должен соблюдаться.

— Ну а как вы оцениваете действия правоохранительных органов и гражданских властей в ходе недавних событий в Дагестане — массовых беспорядков, едва не переросших в погром?

— По моей оценке, полиция и Росгвардия действовали очень хорошо. Они не применяли жестких мер до тех пор, пока это не было вызвано обстоятельствами. Когда толпа начала парализовывать деятельность аэропорта, были приняты меры для вытеснения и задержания зачинщиков. Действия главы республики я тоже оцениваю очень высоко. Он человек уже, так сказать, обстрелянный, знающий. Он молодец. Другое дело, что спецслужбы не дали своевременно информации. Очевидно же, что беспорядки готовилось заранее. Ну, это должно послужить нам уроком.

Нам всем, всей стране надо сделать выводы — что президент и довел вчера (имеется в виду прошедшее 30 октября совещание с членами Совета безопасности, правительства и руководителями силовых ведомств. — «МК») до соответствующих должностных лиц. Надо держать ухо востро. И пресекать, в зародыше пресекать такие ситуации. Но не так, что «стой, стрелять буду», и сразу после этого — огонь на поражение. Так нельзя. Так мы наоборот поднимем против себя народ. Не нужно повторять «Кровавое воскресенье» 1905 года.

— Но вопросы к спецслужбам, я так понимаю, у вас все-таки есть.

— Ну, конечно. Раз такое допущено — значит, неизбежно будут возникать вопросы. Есть также вопросы, касающиеся полномочий Росгвардии. Росгвардия не является сегодня субъектом оперативно-розыскной деятельности. Ни полиция, ни ФСБ не делятся с ней соответствующей информацией. У контразведки — свои заботы… Короче говоря, очень большая разница с тем, что было во времена борьбы с националистическим подпольем в западных регионах страны, с 1944-го по 1951-1952 годы.

Тогда все было в одних руках, в руках НКВД: к каждому воинскому подразделению прикреплялся оперативный работник, который работал своими методами, находил информацию и потом вместе с войсковым командиром планировал операцию. Это было очень эффективно. И то мы не смогли подчистить это подполье до конца.

— Вернемся к событиям в Дагестане. Есть мнение, что власти были обязаны сыграть на опережение, на упреждение, не должны были допускать блокирования аэропорта.

— А в чем их можно обвинять? В том, что эти люди прибыли в аэропорт? А как их можно было остановить, на каком основании? Это же не ядерный объект и не исправительно-трудовая колония, где колючая проволока и стоят часовые. Это обычный аэропорт, куда может прийти и приехать любой. К тому же эти люди собрались очень быстро: в течение 2-3 часов. Прибыли как обычные граждане и только там подняли бузу.

И должностные лица, обеспечившие быстрое прибытие дополнительных сил правопорядка, и летный состав, не выпускавший пассажиров из самолетов, действовали абсолютно верно, грамотно. Да, беспорядков не удалось избежать, но такого не бывает в жизни, что нажал на кнопку — и получилось так, как мы хотим. Даже при искусственном интеллекте такого никогда не будет.

Повторяю: считаю действия силовиков и руководства республики разумными, правильными и ставлю им положительную оценку. Оценивать надо по результату. Какой результат? Никого не убили, никого не расстреляли, через несколько часов аэропорт возобновил свою работу. В общем, не получилось ничего у тех, кто планировал разжечь здесь межнациональный конфликт.

Присоединяйтесь к нам в Google News, чтобы быть в курсе последних новостей
Love
Haha
Wow
Sad
Angry
Вы отреагировали на "Экс-глава МВД раскритиковал приказ Кадырова: &#..." Только что