в

Доноры и волонтеры рассказали, что их поразило после теракта в «Крокусе»

Страшная новость о теракте в «Крокус Сити Холле» не оставила равнодушными москвичей и жителей Подмосковья. Тысячи людей, как только информация террористической атаке пошла по новостным каналам, решили, что должны хоть чем-то помочь пострадавшим. «МК» встретился с донорами, волонтерами и просто добровольными помощниками, которые не захотели оставаться в стороне от чужого горя.

Доноры и волонтеры  рассказали, что их поразило после теракта в "Крокусе"

«Мы хотели, чтобы дети поняли: чужого горя не бывает»

Артему (фамилию просил не называть. — Е.Б.) – 42 года, он работает в компании, которая занимается организацией банкетов, женат, в семье – две дочери.

«О том, что в «Крокусе» произошло нападение террористов, я узнал на работе, как и все прочел в соцсетях. Первым делом созвонился с женой: что будем делать? Она предложила сдать всей семьей кровь для пострадавших. Нашей старшей дочери уже 19 лет, так что она тоже может быть донором, младшей, правда, только 9, но решили и ее взять, чтобы увидела, сколько людей откликнулось, и поняла, что чужого горя не бывает. А иначе как еще научить детей состраданию?», — рассуждает Артем.

На следующий день после теракта в «Крокус Сити Холле» около пунктов приема донорской крови выстроились километровые очереди. Тысячи людей стояли по несколько часов под дождем, чтобы помочь пострадавшим.

«Жена услышала в новостях, что медикам не хватает запасов крови с отрицательным резусом, как у меня, поэтому Маша предложила мне: поезжай прямо сейчас, а мы завтра с девчонками сами съездим. К нашему дому ближе всего находится Центр крови имени Гаврилова на Беговой. Туда я и поехал. Жена проинструктировала меня, что для резус-отрицательных существует отдельная очередь, поэтому мне не пришлось долго стоять на улице. Тем не менее в центре донорства я провел почти 5 часов. Хочу заметить, что, несмотря на колоссальный наплыв людей, никакой нервозности, раздражительности никто не проявлял. Все были максимально дружелюбны и вежливы друг к другу, и я сразу почувствовал, что мы там как одна семья», — рассказывает Артем.

Кстати, о чувстве сплочения и единения говорили очень многие, кто в эти тяжелые минуты решил откликнуться и помочь пострадавшим. Например, известная сеть быстрого питания прислала к донорским пунктам крови своих сотрудников, которые поили горячим чаем и угощали снеками тех, кто мок под дождем. Чтобы люди могли погреться, рядом с очередью дежурили обычные рейсовые автобусы, снятые с маршрута.

«Я довольно быстро попал внутрь здания, но дальше началось длительное ожидание. Сначала донор заполняет анкету, его регистрируют, и он получает магнитную карточку, потом номер этой карточки будет высвечиваться около кабинетов, где сдают пробные анализы и где принимают терапевты. Людей было так много, что карточек на всех не хватало, приходилось ждать, пока они освободятся. Из-за этого в электронной очереди рядом могли оказаться номер 450 и 6 или 35, табло, на котором высвечивались номера, было одно на весь пункт, а люди находились в длинном-предлинном коридоре, многим из них табло было не видно. Поэтому волонтеры, стоя в разных концах помещения, выкрикивали номера, чтобы никто не пропустил свою очередь. И опять же меня удивило, насколько все были терпимы друг к другу, никто ни с кем не ругался, не пытался пролезть вне очереди, напротив, все старались помочь, если у кого-то возникали проблемы: давали ручку, чтобы заполнить анкету, уступали место за столом и так далее».

По словам Артема, далеко не все смогли стать донорами в этот день. Например, несколько хрупких девушек «забраковали» из-за недобора массы тела. Кто-то не подошел по медицинским показаниям. Сам Артем дважды сдавал анализы, и оба раза тесты показали, что у него в организме идет какой-то воспалительный процесс, поэтому ему отказали в заборе крови, но сказали, что он может прийти через месяц, если показатели к тому времени нормализуются. Еще ему запомнилась одна пожилая женщина, которую сначала не хотели даже регистрировать, потому что ей уже больше 65 лет, но она все же настояла, убедив всех, что у нее отменное здоровье, и вообще она заслуженный донор РФ.

«Очень жаль, что не удалось сдать кровь для пострадавших в «Крокусе», но потраченное время для меня не прошло даром. Я увидел, как много хороших людей живет в моем родном городе. Со мной вместе были очень разные люди: и моего возраста, и старше, и намного младше. Причем некоторые были очень дорого одеты, то есть там находились представители из разных сословий, если можно так сказать. На мой взгляд, это показатель того, что страшная беда всех сплотила, никто не остался равнодушен, и от этого на душе стало немного легче», — признался Артем.

По его словам, он обязательно через месяц сдаст кровь, хотя раньше никогда это не делал.

«В День траура к «Крокусу» пришло больше 10 тысяч людей»

Даниилу Радиновскому – 21 год, он живет в Красногорске, учится в ИГСУ РАНХиГС и уже 8 лет занимается добровольчеством, сейчас возглавляет местное отделение волонтерской организации.

«Как только стало известно про теракт, наши ребята написали в общем чате, которым мы пользуемся внутри организации, что готовы поехать к «Крокусу», чтобы помочь всем, чем можем. Мы не новички в организации, участвовали во многих акциях, в том числе возили гуманитарную помощь в новые регионы России, так что опыт работы в экстремальных условиях есть, но то, что мы увидели на месте теракта, нельзя ни с чем сравнивать», — рассказывает Даниил.

Они были на месте уже через несколько часов после террористической атаки. Близко к зданию «Крокус Сити Холла» их не подпустили, вокруг было оцепление, работали силовики.

«Пламя пожара к тому времени уже заметно сбили, открытого огня не было видно, но запах гари стоял очень сильный. Над головой кружили пожарные вертолеты, из-за них стоял такой шум, что невозможно было разговаривать. Нам сказали, что до утра наша помощь не потребуется, и мы примерно в 2 часа ночи отправились по домам. А утром опять были на месте. Причем добровольческих организаций около «Крокуса» было много, не только наша, и работы хватило на всех», — вспоминает волонтер.

По его словам, добровольцы отвечали за всех тех, кто приходил в эти дни к зданию «Крокуса». Это были и люди, потерявшие своих близких, и те, кто хотел забрать вещи, оставленные в гардеробе, или машину с парковки около центра. И, конечно, те, кто приехал почтить память погибших в страшной трагедии.

«Эмоционально было очень тяжело, нас окружало горе со всех сторон, но вместе с тем я как никогда чувствовал единение со всей страной – и это не пафосные слова, так было на самым деле. Когда видишь нескончаемый поток людей с цветами и детскими игрушками, а только в День траура, 24 марта, в «Крокус» пришло порядка 10 тысяч людей, то понимаешь, что нас невозможно сломить», — говорит Даниил.

Но эмоции хоть и зашкаливали в эти дни, а многочисленные обязанности волонтеров не позволяют ребятам подолгу предаваться скорби и печали. На них была возложена большая ответственность — разводить людские потоки, чтобы скорбящие не устраивали давку, и каждый мог хотя бы несколько мгновений остаться около мемориала наедине со своими чувствами, своим горем. Добровольцы также отвечали за то, чтобы все стоящие в очереди к мемориалу могли согреться горячим чаем, перекусить и отдохнуть в специальном автобусе.

«Мы организовали точку питания, точку обогрева, и еще у нас был отдельный микроавтобус, где мы планировали отдыхать между сменами на улице, но очень быстро он превратился в импровизированный штаб, где мы разговаривали с теми людьми, кому нужна была от нас какая-то помощь. Например, нас часто спрашивали, как найти машину, оставленную на стоянке, или вещи, забытые в гардеробе. В принципе, этим занимались другие люди, за машины отвечали сотрудники ГИБДД, но многим было проще обратиться к волонтеру, чем к человеку в форме, поэтому мы никому не отказывали в помощи – объясняли, показывали, где что находится, порой просто отводили за руку», — говорит волонтер.

Кульминация траурных дней около «Крокус Сити Холла» наступила 24 марта, для акции «Свеча памяти» волонтеры приготовили и зажгли 10 тысяч свечей, они же приготовили бумажных журавликов, проекция которых потом появилась на сожженном здании концертного зала.

Наверное, эту картину, море свечей и улетающие в небо журавли, которую транслировали многие телеканалы не только у нас в стране, но и за рубежом, запомнят сотни тысяч скорбящих людей во всем мире. Но когда я спросила Даниила, что лично ему запомнилось из всего, что он увидел тогда возле «Крокуса», он ответил, что его больше всего тронуло участие и сострадание обычных людей. И еще желание помочь.

«Мы целый день проводили на улице, уставали ужасно, и было очень приятно, когда вдруг подходил кто-нибудь незнакомый и предлагал домашней еды. Многие жители из Красногорска готовили и приносили свою еду, кормили нас и тех, кто стоял в очереди. Таксисты, которых часто обвиняют в корысти, в эти дни привозили совершенно бесплатно воду и еду. Понимаете, никто не хотел оставаться в стороне от этой трагедии, и это поразило больше всего», — признается Даниил.

Источник: www.mk.ru

Присоединяйтесь к нам в Google News, чтобы быть в курсе последних новостей
Love
Haha
Wow
Sad
Angry
Вы отреагировали на "Доноры и волонтеры рассказали, что их поразило..." Только что