в

Денис Истомин: «Сложнее всего было играть с Федерером»

Он родился в Оренбургской области, но с трех месяцев живет в Ташкенте. В 2001 году из-за страшной автокатастрофы чуть не завершил свою теннисную карьеру. Более того, в первые дни после аварии врачи твердили его родителям, что с полученными травмами ему будет противопоказан любой спорт. И в апреле 2003 года он возобновил тренировки, доказав всем и вся, что мотивация и вера в себя порой творят невероятные вещи.

«Современная российская теннисная школа основана на всем советском»

— Денис, почему ты решил повесить ракетку на гвоздь? С чем связано твое решение?

— Я долго шел к тому, чтобы закончить карьеру, несколько лет думал об этом. Всему виной – травмы, физически уже не мог демонстрировать прежний уровень тенниса. И соответственно, мотивация постепенно стала сходить на нет. Пытался вернуться в теннис, и какое-то время даже получалось. Перед тем как мир захватил коронавирус, начал набирать хорошую физическую форму, стал показывать неплохие результаты. Но ковид сделал свое дело. И мою мотивацию добил окончательно. После этого практически перестал играть: травмы, где-то уже не было особого желания выступать, на какие-то турниры не мог квалифицироваться из-за низкого рейтинга. И я решил уже не мучиться и завершил карьеру.

— С недавних пор ты являешься капитаном мужской сборной Узбекистана по теннису. Что не получилось у твоей команды в прошедших матчах против Польши в рамках квалификационного раунда Кубка Дэвиса?

Денис Истомин: «Сложнее всего было играть с Федерером»

— Польша приехала в Ташкент в своем максимальном составе. Очень сильные игроки. Восьмая ракетка мира Хуберт Хуркач. Также Макс Касниковский, Камиль Майхшак. Неплохие спортсмены. Команда Польши была хорошо укомплектована, плюс еще и парный игрок у них высококлассного уровня. Он выиграл турнир в миксте на Australian Open. Сборной Узбекистана было очень сложно. Наша команда молодая, ребята только набираются опыта, играют пока фьючерсы и челленджеры. И поэтому с игроками такого высокого уровня им немножко сложно было играть именно в психологическом плане, но они держались молодцами, боролись, показали отличную игру. Спорт — дело такое. Немного не хватило везения, уверенности и наглости. Но я уверен, что у них хорошее будущее. Все впереди.

— Вернемся в прошлое. За свою карьеру ты сыграл против всей «большой четверки»: Роджера Федерера, Рафаэля Надаля, Новака Джоковича и Энди Маррея. С кем из них было сложнее всего, а с кем, наоборот, легче?

— Лично для меня все-таки сложнее всего было выступать против швейцарца Роджера Федерера. Он всегда активно играл, очень хорошо подавал, быстро занимал позицию и как бы опережал меня во многих моментах во время матчей. Да и против испанца Рафаэля Надаля на грунте мало что можно было противопоставить. То есть если даже ты играл очень хорошо, ты понимал, что шансов на победу все равно мало. В принципе, каждый из этих теннисистов имел свой стиль игры. Играя с Надалем, Джоковичем, Марреем, я всегда чувствовал, что какие-то шансы у меня все-таки есть. А вот с Федерером их практически не было.

— Ты играл и против российских теннисистов. Марат Сафин, Михаил Южный, Николай Давыденко. Против кого труднее всего было сражаться?

— К сожалению, с Маратом я играл всего один раз. Это было в Санкт-Петербурге, буквально перед завершением его карьеры. И, конечно, было сложно. Особенно играть первый сет. Просто когда я рос, видел по телевизору, как он играет на больших турнирах, и волнение, конечно, меня захлестывало. Помню, во втором сете того матча я дал ему бой. Но в итоге все равно проиграл со счетом 0:6, 6:7. Тот турнир был одним из первых моих соревнований ATP, эмоции той встречи я хорошо запомнил. Очень жаль, что Марат рано закончил свою карьеру.

А вот с Мишей Южным мы играли несколько раз. Самая запоминающаяся встреча против него была на Уимблдоне. Это был четвертый круг, мы играли в пяти сетах. Я проиграл, хотя вел в счете в решающей партии. Миша тогда меня переиграл именно своим опытом. И, конечно, Коля Давыденко. Против него я провел три встречи, и все безуспешно. Вот с ним всегда были сложные матчи. Коля — очень быстрый, резкий игрок, с ним надо было физически быть очень сильным.

Денис Истомин: «Сложнее всего было играть с Федерером»

— Многие сегодняшние специалисты считают, что советская школа большого тенниса была очень хорошей с точки зрения традиций и техники. Российская же во многом сегодня ей уступает. Ты согласен с этим утверждением?

— Очень сложно сравнивать. Я думаю, что современная российская теннисная школа все равно основана на всем советском. Просто сегодня все более модернизировано. Те же тренеры, работавшие еще в Советском Союзе, все свои навыки и опыт передали тем мальчишкам и девчонкам, которые уже сегодня тренируют молодое поколение теннисистов. Не спорю, что теннис сегодня другой, он поменялся: совсем другие скорости, другая техника. Все изменилось. Мое мнение такое: советская школа — это начало начал, а нынешняя — просто модернизация советской школы.

— А узбекская школа тенниса сильно отличается от российской?

— Узбекский теннис упор сегодня делает на развитие молодежи. Много финансовых средств тратится на подрастающее поколение узбекских спортсменов – с 11-12 лет. Думаю, в России примерно то же самое. Просто ваших теннисистов намного больше, чем узбекских. Например, молодым узбекским теннисистам, если их сравнивать с российскими, не хватает соревновательной практики. Раньше было очень много турниров, на которые приезжали игроки из вашей страны, из Казахстана, из других стран постсоветского пространства. Скажем так, бывшие страны СНГ играли между собой, и, соответственно, уровень повышался. Сейчас такого нет. Да и российским спортсменам, учитывая нынешнюю ситуацию, не хватает международных турниров, которые они могут выигрывать и показывать хороший теннис, тем самым повышая свое мастерство.

«Политика не должна затрагивать спорт»

— Что ты скажешь о нынешней молодежи в теннисе? Как бы ты оценил взлет россиянки Мирры Андреевой?

— Сегодня в российском теннисе очень много хороших девочек. Да, в первой десятке женского рейтинга WTA нет стабильно 3-4 россиянок, как это было когда-то. Но думаю, что постепенно к этому все придет. Ваши теннисистки потихоньку поднимаются. Та же Мирра Андреева с каждым турниром улучшает свою игру, считаю, что в скором времени у нее будет момент, когда она сможет выиграть турнир Большого шлема. Ей ведь только 16 лет. Теннис сегодня стал более возрастным. Много девушек, которым уже за 30, и они до сих пор играют. В мое время в этом возрасте многие уже заканчивали теннисную карьеру. А сейчас у некоторых карьера только начинается в этом возрасте, поэтому молодым не так просто пробиться. Опытные игроки не бросают теннис, играют до последнего. Что мужчины, что женщины. Взять того же Новака Джоковича, которому в этом году будет уже 37 лет. А он все еще отлично играет. Раньше до 35 лет редко кто доигрывал, а сейчас это уже сплошь и рядом.

Денис Истомин: «Сложнее всего было играть с Федерером»

— Поколение Даниила Медведева, Карена Хачанова, Андрея Рублева. Если этих теннисистов сравнивать с Сафиным, Южным, Давыденко – кто сильнее?

— Троица – Федерер, Надаль и Джокович – в то время, когда играли я, Сафин, Южный – задали очень серьезный темп. И молодым тогда было очень сложно с ними соперничать: они держали определенный уровень игры, постоянно все выигрывали. И, наверное, мне не повезло, что я играл с ними в одно время. С другой стороны, эти 3 топ-игрока вошли в историю вместе. И это такой запоминающийся и исторический момент в теннисе.

Если говорить о Медведеве, то, на мой взгляд, ему не хватает в каких-то моментах удачи. У Дани действительно есть все, чтобы выигрывать турниры Большого шлема. Но, может быть, у него недостаточно наглости. Сыграть 6 финалов на турнирах Большого шлема и выиграть всего один. Психология тоже может играть определенную роль. Он уже жаждет этой победы, и этот момент как раз и может влиять на конечный результат. Стабильность у Дани присутствует, он вытягивает практически любые матчи, проигрывая при этом 2:0 по сетам. Думаю, на турнирах Большого шлема у Дани еще будут победы.

А что касается Андрея Рублева, то тут тоже немножко, наверное, какой-то момент везения. Ему просто необходимо переступить барьер, скажем так, который он никак не может преодолеть, – это четвертьфиналы турниров Большого шлема. Он их так много уже играл, но еще ни разу дальше этой стадии не проходил. Я думаю, если он их преодолеет, то тоже будет очень опасен, и вполне возможно, сможет замахнуться и на победу.

Карен Хачанов. Он уже всем показал, что может хорошо играть. Он сильный игрок. «Большого шлем» – такой немного долговязый турнир. Матчи состоят не из трех сетов, а из пяти партий. И иногда именно такие игры психологически выматывают тебя. И через день ты уже не можешь в полной мере показать свой теннис, потому что накануне был очень напряженный, тяжелый поединок.

Может быть, как раз этого психологического момента не хватает вашим ребятам. Но есть один большой плюс: Медведев, Хачанов и Рублев играют в одно время, и у них есть вот это вот настоящее хорошее соперничество между собой. Когда каждый хочет стать лучше, и это, конечно, большая помощь для того, чтобы расти и развиваться.

— Как ты знаешь, Россию лишили флага на международных соревнованиях. Неужели все-таки спорт – это политика?

— Конечно же, как спортсмен, я могу сказать, что то, что сейчас происходит с практически всеми российскими спортсменами, – это все не очень правильно. Ребята, которые жизнь отдали спорту, каждый день просыпались с надеждой достичь каких-то высот, а им взяли и просто сломали всю жизнь. Это неправильно. Политика не должна касаться спорта, но, к сожалению, как мы видим, все совершенно наоборот. Каждый день все новые и новые ограничения и препятствия. Надеюсь, в скором времени это все закончится, российские атлеты выдержат это испытание и станут еще сильнее. Я, как спортсмен, против всех этих ограничений.

Денис Истомин: «Сложнее всего было играть с Федерером»

— А как ты можешь прокомментировать решение некоторых украинских теннисистов по отказу традиционных рукопожатий с представителями нашей страны?

— Наверное, я воздержусь от ответа. Очень сложно что-то говорить. И моя личная точка зрения ни на что не повлияет. Каждый человек сложившуюся ситуацию видит по-разному и по-своему. В принципе, можно обе стороны понимать. Не могу ответить, кто прав, а кто виноват. Трудно сказать. Конечно, политика не должна затрагивать спорт. Но так не получается. Политика, к сожалению, всегда имеет место быть.

— О чем ты жалеешь в теннисе?

— Если честно, то абсолютно ни о чем не жалею. После драки кулаками не машут. Конечно, было очень много обидных матчей, которые я проигрывал, не доигрывал. Вел в счете, но проиграл. Но все это было в моменте. Сожаления о каких-то матчах нет вообще. Например, всегда буду помнить победу над Новаком Джоковичем в 2017 году на Australian Open. Она для меня одна из самых ярких, плюс обыграть серба в Мельбурне, где он проигрывал очень редко, дорогого стоит. Хотя в моей карьере и без этого было много хороших запоминающихся матчей. Это спорт. И решение, которое ты принимаешь на тот момент. И жалеть, вспоминать об этом после не имеет никакого смысла. Нужно просто двигаться дальше, стремиться сделать лучше, не совершать тех ошибок, из-за которых ты проиграл матч.

— Уже много лет ты являешься главным лицом Узбекистана в большом теннисе. Если бы тебя попросили в двух предложениях рассказать о родной стране, что бы ты сказал?

— Очень красивая страна, гостеприимные люди, безумно вкусная еда. Считаю ее одной из лучших в мире. Я был во многих странах, но все равно, когда приезжаю в Узбекистан, получаю удовольствие. И обязательно тут же иду есть плов или лагман. Блюд в узбекской кухни много, и советую всем тем, кто собирается приехать в Узбекистан, попробовать местную еду. Сходите по приезде в кафе национальной кухни, вас там очень вкусно накормят и нальют ароматный местный чай.

Присоединяйтесь к нам в Google News, чтобы быть в курсе последних новостей
Love
Haha
Wow
Sad
Angry
Вы отреагировали на "Денис Истомин: «Сложнее всего было играть с Фед..." Только что