в

«Было, что и плакала»: российская каратистка рассказала о COVID-карантине в Токио

Анна Чернышева — единственная российская каратистка, которая сумела отобраться на Игры в Токио. Вот только, к сожалению, выступить там ей не удалось — прямо в аэропорту спортсменка сдала положительный тест на коронавирус и тут же отправилась в карантинный отель. В эксклюзивном интервью «МК-Спорт» Аня рассказала о том, как пережила эти непростые дни в номере далеко не пятизвездочной ковидной гостиницы.

«Было, что и плакала»: российская каратистка рассказала о COVID-карантине в Токио

Мы узнали про 19-летнюю Аню Чернышеву незадолго до начала Олимпиады в Токио. Карате в первый (и, к сожалению, пока в последний) раз был представлен в олимпийской программе, и Анна оказалась единственной из российских представителей этого вида спорта, которая смогла пробиться на Игры-2020. Про то, как «бриллиант из России» (так назвал девушку президент Всемирной федерации карате Антонио Эспинос) готовилась, как стала в этом году чемпионкой Европы, а также выигрывала «серебро» юношеской Олимпиады-2018, накануне Игр нам рассказал президент Федерации карате России Сергей Цой.

Отслеживая каждый день новости из Токио с числом новых зараженных коронавирусом на Олимпиаде, мы даже представить не могли, что одной из них (и единственной российской спортсменкой из уже прилетевших в олимпийскую столицу) станет именно Аня.

— Ань, честно говоря, мы испытали шок и всем сердцем вам сопереживали. Даже представить сложно, что чувствует спортсмен, столько сил потративший на подготовку и узнающий такое в аэропорту. Вас сразу изолировали?

— После аэропорта сразу перевезли в отель для карантина, а следующие тесты взяли только на шестой и седьмой день. Так что в этом отеле я провела восемь дней.

— Мы читали отзывы спортсменов об этих отелях. Велогонщик Симон Гешке, например, сказал, что это — тюрьма.

— Тюрьмой, конечно, не назовешь, ну и точно не пятизвездочный отель. С питанием все было скромно, но голодной не оставалась. Давали в основном рис, макароны, мясо, салат. В 7 утра будил динамик с объявлением о необходимости замерить температуру, потом врач всех обзванивал и спрашивал о замерах и самочувствии.

— И как вы себя чувствовали? Симптомы были?

— Все это время я чувствовала себя хорошо.

— Чем занимались все эти дни в отеле?

— Посмотрела два фильма, читала книгу, занималась спортом и начала проходить спортивные образовательные курсы. В общем, занимала себя, чем могла. Ну и постоянно общалась по телефону с родителями, тренером Александром Юдиным и нашим начальником команды Светланой Зайцевой. А на восьмой день, наконец, выпустили.

— Вас кто-нибудь остался ждать в Токио? Или улетали вы уже одна?

— Меня остались ждать сотрудники ОКР, за что им большое спасибо. Также они помогали решить вопросы с моим «освобождением».

— Смотрели олимпийские соревнования по карате в изоляции? За кого болели?

— Соревнования смотрела, особо не за кого не болела. Просто было интересно посмотреть поединки, ведь в каждой категории собрались лучшие спортсмены мира.

— Перед Играми вы были готовы составить им конкуренцию?

— Я была настроена побеждать.

— Какие планы сейчас, когда вернулись?

— Восстановиться и продолжить подготовку к дальнейшим соревнованиям. В этом месяце – чемпионат России в Новосибирске, в октябре — Премьер-лига в Москве, в ноябре — чемпионат мира в Финляндии.

— Ань, честно, вы плакали там, в Токио?

— Было и такое.

Присоединяйтесь к нам в Google News, чтобы быть в курсе последних новостей
Love
Haha
Wow
Sad
Angry
Вы отреагировали на "«Было, что и плакала»: российская каратистка ра..." Только что